Студия современного психоанализа Голеневой Л.В.

с 10:00 до 22:00
Ежедневно

г.Москва м.Новослободская,
ул.Селезневская, д.11а с.2

Сновидения в терапевтических группах – особенности работы со снами в групповых процессах – ревери группы

Сложно себе представить что-либо более интимное и укромное чем область сна и сновидений. Пространство сна – святая святых для каждого из нас: мы оберегаем свой сон и свои сновидения от нежелательного взора. Каким наказанием для человека становится невозможность заснуть и видеть сны - мы страшимся белых ночей.

Психоанализ Зигмунда Фрейда начался со сновидений, точнее, с его собственных сновидений. Фрейд со свойственной ему проницательностью, исследуя сложную человеческую природу, обратил свой взор на сновидения и сам обрадовался своей находке: вот он – королевский путь для понимания бессознательного!

С тех давних пор в традиции психотерапии укоренилось использование и исследование снов с терапевтической целью. И это понятно – где еще можно с такой бережностью, с такой тщательностью, вниманием и заботой исследовать приснившийся накануне сон, как не в кабинете психотерапевта тэт-а-тэт. Но сновидение на группе? Как вообще возможно говорить о своих снах в компании многих людей?

В этой статье мы и поговорим о сновидениях в групповых процессах – о том, что это за сновидения и как мы можем безопасно и экологично взаимодействовать с этим столь уникальным, интимным и в большой мере загадочным материалом на терапевтической группе.

Мир снов и Мир групп - Судьба сновидения в условиях полифоничности терапевтической группы


Все мы уже привыкли к тому, что в психотерапии интересуются сновидениями, причем придают этому особое значение! В индивидуальной терапии мы относимся к сновидению как к чему-то очень личному, говорящему о тайном желании, просочившемуся несмотря на все преграды цензуры, оставив следы в бодрственном сознании сновидца.

А какова судьба сновидения на терапевтической группе? На группе помимо ведущего присутствует несколько участников, мы имеем дело со сложным ассоциативным процессом, складывающимся в групповую дискуссию. Это существование в условиях множественности – мнений, взглядов, перспектив, эмоций и чувств. Завязываются амбивалентные эмоциональные связи между участниками группы, нагнетается сложная динамика пересечений и отношений. Модели и содержания переносных реакций в группе крайне осложняются в сравнении с индивидуальным терапевтическим процессом.

Мысленный скачок - от интрасубъективного подхода к интерсубъективной перспективе

Учитывая эти особенности, имея дело со сновидением в групповом процессе, нам нужен мысленный скачок - переход от интрасубъективного взгляда к более сложной интерсубъективной перспективе, учитывающей групповые обстоятельства. Это заставляет нас отнестись к сновидению как к событию, имеющему отношение уже не только и не столько к личности сновидца, но и к другим участникам группового процесса, а также к группе в целом, к тому, что вообще происходит на группе.

В силу этого меняются наши позиции в отношении к снам. На смену ставшему привычным подходу к сновидению как к зашифрованному ребусу, за которым прячется внутрипсихический конфликт или вытесненное желание, приходят новые модели. Следует отметить, что именно с возникновением терапевтических групп и родилось много новых подходов к рассмотрению и исследованию сновидений. В этом смысле, групп-анализ – это очень творческая среда для новых идей.

Терапевтическая группа – это сложное микросоциальное образование. Можно представить группу как оркестр, где у каждого участника свой инструмент, свои предпочтения, любимые темы, излюбленные партии. Динамика группового процесса зависит не только от того, что предъявляется и актуализируется, но также от того, что укрывается. И у группы в целом, и у каждого участника есть свои избегаемые сюжеты, «взрывающие» регистры, расстраивающие тональности. Иногда групповой оркестр настроен и действует слажено, а иной раз становится похож на расстроенный инструмент.

В групп-анализе работа группы не структурирована, но как у любой организации, у терапевтической группы всегда наблюдается тенденция к образованию какой-то структуры – в динамике проективных процессов потихоньку начинают распределяться роли, присваиваются идентификации, устанавливается некий статус-кво каждого участника, сложным образом регулируется последовательность и ритм высказываний, эмоциональные обмены.

Вопрос авторства сновидений - сновидение как звено в цепи диалогов


Происходит сложный по структуре коммуникативный процесс на сознательном уровне с пересекающимся уровнем бессознательной коммуникации. В силу полифоничности групповой работы мы не можем однозначно решать вопрос с авторством любого высказывания, и в частности, сновидения. В групповом поле сновидение – тоже своего рода высказывание, это цепочка в коммуникативном процессе, ответ на пережитый опыт, рождающийся из ассоциативного процесса группы.

Интерсубъективный подход расширяет горизонт нашего понимания того, что происходит на группах. В этом подходе мы исходим из того, что понять самого себя можно только в связи с другим. Любое наше высказывание или действие существует не само по себе, а всегда имеет адресат, направленность на Другого – мы движимы ожиданием эмоционального отклика, реакции Другого. Но это же высказывание порождается желанием откликнуться на Другого, дать ему ответ. Этот Другой может быть как реальным участником группового процесса, но может быть и воображаемым персонажем, с кем происходят попытки установить диалог всю жизнь. Для нас важны обе эти перспективы.

Особый мир сновидения - запрос на ревери группы


Но при этом все-таки сновидение – не рядовое высказывание, оно настраивает нас на другой лад. Сновидец на группе как бы предлагает шагнуть из актуального пространства в иное, в другой мир – возникает сцена в сцене, как сон во сне. Нам предлагается другой способ коммуникации – включающий альфа работу (работу альфа-функции - У.Бион). Запрос на мечтающую мать – на ее ревери, на групповое ревери.

Т.е. в пространстве группы возникает нечто «неговорящее», болезненное, с трудом улавливаемое, но уже сновидящее. Нечто такое, что не оставляет в покое, но не может быть выражено иначе нежели посредством сновидения. Это еще не символизированное нечто, групповой фантом, трансформирующийся в наблюдаемый групповой симптом, который делает попытку символического упорядочивания, пробиваясь наружу. Сновидение на группе подобно нежному ростку, который может взойти, вырасти и дать много плодов, а может увянуть, и мы даже не заметим, как это произошло.

Групповое сновидение - это ситуация, когда все сложилось вместе, но сумма частей уж точно не равна целому (З.Фукс). Естественно, что сновидение выражает индивидуальную тему сновидца-участника, но, что очень важно, и общую групповую бессознательную фантазию, оно вносит новые представления в поле группы. В результате всех сложений, пересечений и одномоментных присутствий выкристаллизовывается новый смысловой образ.

От пересечения индивидуального и общего к диалогу мифического и рационального


Итак, групповое сновидение – как пересечение, как сложный микст, который участники должны отведать словно волшебный напиток, дабы подвергнуться его преображающему влиянию. Групповое сновидение является точкой пересечения индивидуальных напряжений всех участников группового процесса, конфликтов всей группы. Но в нем пересекаются не только индивидуальное и общее.

В смысловом аспекте работая со сновидением в поле группы, мы учимся мыслить и как индеец древнего племени, и как представитель современной цивилизации одновременно. Мы соединяем мифологическое и рациональное, тогда происходящее на группе способствует тому, чтобы полная интриги внутренняя жизнь начала соприкасаться с культурными и социальными обоснованиями, тогда так называемые означающие соединяются с эквивалентом нашей собственной жизни.

Как язык снов может использоваться в терапевтической группе для продвижения в развитии группы в целом и ее участников? И об этом в следующей части нашего рассказа.