Студия современного психоанализа Голеневой Л.В.

с 10:00 до 22:00
Ежедневно

г.Москва м.Новослободская,
ул.Селезневская, д.11а с.2

Почему семиотика рассматривает сновидения как «чистые знаки»

В отечественной школе семиотики сновидение рассматривается как «чистый знак», не имеющий какого-либо конкретного значения. Согласно подхода Ю. Лотмана, сновидение воспринимается людьми как некое сообщение от таинственного другого, в действительности, это всего лишь пространство, которое может быть заполнено любым толкованием - «текст ради текста». Т.е. сон — это своего рода семиотическое зеркало, в котором отражаются специфика и особенности языка данной культуры.

Данный подход исходит из того, что сама реальность как таковая не имеет значения, определенного смысла. Только человек в процессе апперцепции, нуждаясь в обретении смысла, приписывает реальности какое-то значение, придавая тем самым смысл проживаемому опыту. Человек предполагает какие-то значения сновидения, которые ему не известны, но которые он начинает конструировать в процессе интерпретации своего сновидения.

Для семиотического подхода французской школы характерно отношение к сновидению как к специфическому языку, который соотносится с внеязыковой реальностью - бессознательным. В сновидении бессознательные содержания становятся доступными и выражаются в нем особым образом. Для Лакана бессознательное структурировано как язык. Бессознательное – не чистый лист. Согласно Лакану, ребенок еще до своего рождения попадает под влияние речевого поля других людей и все его потребности, влечения, желания вписываются в уже существующие символические системы.

В подходе Лакана образы сновидения – это цепочки означающих, означаемыми же являются влечения и желания сновидца. Сновидение – это вид речи, оно имеет структуру фразы, зашифрованного ребуса. Поэтому эта речь сновидения нуждается в расшифровке.

Оказываясь в пространстве сновидений, мы проживаем опыт, похожий на реальный, но в то же время от реальности сильно отличающийся, благодаря присутствующим в сновидении искажениям, парадоксам, причудливым и необычным комбинациям, сочетаниям образов и элементов сновидения. Как будто бы во сне мы воспроизводим опыт реальности, но эта реальность строится по другим законам, сильно отличающимся от подлинной реальности.

Поэтому естественно предположить, что сновидение – это возможность дать голос внутренним мирам, принадлежащим сфере бессознательного. Как днем мы переосмысливаем и переживаем происходящие в бодрственной реальности события, так ночью мы обращаемся к своей внутренней «реальности» - к области бессознательного, чтобы обнаружить, выслушать и сформулировать те мысли и образы, которые оно нам сообщает. Пересказ и толкование сновидения, возможно, - попытка согласовать эти разные части опыта – внешнего и внутреннего миров.

На мой взгляд, для практики психотерапии этот подход может многое дать. Этот подход задает большое пространство для свободы в выборе подходов к пониманию сновидения, способов его толкования. Такой способ понимания феномена сновидения при практическом использовании может способствовать развитию творческого начала как аналитика, так и его пациента. Т.к. возможность учиться понимать логику и речь бессознательного помимо того, что это увлекательный и творческий процесс, но еще содержит в себе большой терапевтический потенциал. Этот потенциал обусловлен возможностью для пациента пациенту не локально подходить к своим проблемам, а развивать способность глубоко понимать себя, язык собственного бессознательного, а значит, и язык своих симптомов и беспокойств.