Студия современного психоанализа Голеневой Л.В.

с 10:00 до 22:00
Ежедневно

г.Москва м.Новослободская,
ул.Селезневская, д.11а с.2

Психоаналитический подход к разрешению группового конфликта

Групповой конфликт – движение от индивидуального к общественному

Всем людям присуще естественное желание объединяться в группы. Любому человеку знаком не понаслышке социальный голод, голод по отношениям, направляющий нас к другим. И, действительно, любые группы, к которым мы принадлежим, имеют для нас огромное значение, как для удовлетворения эмоциональных запросов, так и для душевного развития и самореализации.

З.Фрейд связывал потребность людей объединяться в сообщества с двумя факторами: с целью защититься от стихий природы и также от стихий внутренних – темных сил, связанных с аффективной стороной жизни человека, т.е. с целью регулирования отношений между людьми.

Но ни для кого не является секретом, что в любых группах и сообществах время от времени возникают конфликты, порой неразрешимые. В чем же проблема, и можно ли избежать групповых конфликтов?

Психоанализ имеет свою историю в исследовании этого вопроса. И в этой статье мы попробуем рассмотреть известные теоретические подходы авторов психоаналитического направления к разрешению групповых конфликтов.

Прежде всего, нам важно понять, что попадая в группу, каждый из нас сталкивается с проблемой, как вписаться в группу. У человека может быть много страхов, связанных с этим, причем страхов на разных бытийных уровнях – начиная от страха конкуренции и соперничества вплоть до страха смерти, утраты своего Я.

Мы имеем дело с двойственной ситуацией: с одной стороны, мы нуждаемся в группах, с другой стороны, группа является источником напряжений и конфликтов для нас. В групповых процессах и взаимодействиях возникает ситуация столкновения нарциссизма и социальности. И в этом смысле, перед каждым участником встает задача усмирения своего нарциссизма, своих притязаний на исключительность и возможность полного удовлетворения запросов, а также задача справиться с конкуренцией и соперничеством, столкновением ценностей и интересов, не соответствующих нашим.

Группа дает нам как поддержку, питая нас, так и ограничивает, вызывая при этом бурю сложных эмоций и чувств. Перед нами возникает труднейшая задача нахождения баланса между тем, чтобы не утратить свою индивидуальность, свою идентичность, слившись с группой, и с другой стороны, не замыкаться от других, а быть участником, быть вместе с другими, не теряя своих границ и поддерживая дружественные отношения.

С этим сложным обстоятельством связаны групповые напряжения, которые приводят к явным и неявным конфликтам между участниками групп.

И еще один важный фактор, являющийся источником групповых напряжений – это амбивалентность наших переживаний другого, других людей. Для человека характерна амбивалентность в переживании объектных отношений. Нами движет не только любовь, но и ненависть – эти два полюса, находящиеся в извечной борьбе.

Итак, есть любовь, есть и ненависть, присущая каждому индивиду. Любовь подпитывается эмоциональными обменами, чувством признания ценности друг для друга, общими интересами, разделяемыми ценностями; ненависть питается завистью, ревностью, чувствами соперничества и конкуренции.

Эти два источника конфликтов имманентно присутствуют в человеке, задавая сложную динамику коммуникации с другими людьми. Но группа – это мультиперсональная система, сложное образование, где общее (группа как целое) не равно сумме составляющих его частей (индивидуум). Разбираясь с природой групповых конфликтов, мы сталкиваемся как с противоречиями, присущими индивидуальной психической системе, так и с запутанной сложностью групповой мультиперсональной системы.

Групповое напряжение – предвестник конфликта - идеализация и защита от чувства преследования

Зигмунд Фрейд в работе «Массовая психология и анализ человеческого Я» (1921) исследует проблему массообразования (объединение людей в те или иные сообщества) и связанные с этим феномены. В частности, Фрейд связывает эти феномены с идентификационными процессами. Здесь мы находим подступы к дифференцированию различных уровней идентификации индивидов в группах или с группами.

Идентификация – это первичная форма аффективной привязанности к другому. В зависимости от уровня психосексуального развития индивидуума, а также уровня объектных отношений мы имеем дело с разными формами идентификаций. И в разных группах это представлено по-разному.

Первичные формы идентификации субъекта с объектом связаны с ранними уровнями развития (преэдипальными) и являются крайне амбивалентными, для них характерна сильная идеализация и желание поглощения (тотального владения и контроля над объектом) – это характерно для более жестких форм организаций. Эдипальные формы идентификаций связаны с сексуализацией и конфликтами влечений. Более зрелые формы идентификаций связаны с чувством общности от разделяемых ценностей, для этих форм характерна относительная свобода от влечений и нейтрализация аффектов.

Определяющей фигурой в процессе массообразования является лидер. И именно с этой фигурой происходит идентификация каждого члена сообщества. И мы знаем о связи идентификационных процессов с нагрузкой либидо.

Теперь мы можем глубже понять динамику образования группы. Сплотившись в группу, участники как бы деиндивидуализируются, т.к. в группе устанавливается общая идентичность. При этом участники переживают в той или иной мере размытость границ Я, утрату самости, что может переживаться болезненно. Группа воспринимается одновременно и как источник возбуждения (под влиянием идентификационных процессов и связанных с ними движений либидо), и как источник угрозы (из-за размытости границ Я, угрозы потери самости). И тогда перед человеком встает задача справиться с этим возбуждением и угрозой. Но это не так уж и просто.

«Групповые процессы представляют собой для личной идентичности принципиальную угрозу, связанную с тенденцией групповых процессов активировать примитивные защитные реакции и примитивную агрессию с преимущественно прегенитальными свойствами» (Kernberg, 1980).

Чтобы справиться с этими вызовами, участники направляют все свои надежды и чаяния на руководителя группы. При этом руководитель, естественно, идеализируется, т.к. это позволяет справиться с тревогой, неуверенностью, чувством уязвимости, а также нейтрализовывать агрессивные импульсы в группе. От руководителя ожидается, что он будет заботиться, защищать, поддерживать, он будет справедливым, добрым и т.д…

Вслед за Фрейдом многие авторы отмечают, что наличие определенной цели у группы, объединяющей идеи или идеологии является возможностью регулировать и организовывать групповые процессы, это помогает нивелировать тревогу, напряжения и агрессию внутри группы. Следует отметить, что ту же роль для сообщества выполняет наличие внешнего врага. Таким образом, руководитель, идея или идеология несут организующую функцию, смягчая регрессивные процессы, неизбежные в групповой динамике, уменьшая чувство страха перед группой и перед другими участниками.

Обратимся вновь к Кернбергу: «Благодаря совместной идеализации вождя и соответствующей идеологии толпа, временно организованная в групповое сообщество, получает лучшую защиту от болезненного обнаружения агрессии, чем в ситуации больших групп без определенных внешних врагов» (Kernberg, 1980).

Но несмотря на все старания в направлении идеализации руководства или коллективной идеи, в любой группе накапливаются переживания неравенства, несправедливости, угрозы для участников, отсутствия стабильности и определенности. Т.к. в групповой динамике помимо идеализации активно действуют механизмы расщепления и проекции (эти механизмы включаются в группе коллективно, через установление общей идентичности), то ищется виновник происходящего. В группах это очень часто происходит, когда взваливают вину за собственные тяжелые переживания на других людей.

Проблема заключается в том, что идеализация не может нейтрализовать все агрессивные импульсы членов сообщества, и часть этих импульсов может угрожать авторитету руководителя. Но чтобы этого не происходило, агрессия направляется на кого-либо внутри группы (тогда происходит внутригрупповой конфликт), либо направляется вовне (тогда мы можем иметь межгрупповой конфликт).

Еще одна проблема кроется в сокрытой за идеализацией ненависти и связанных с ней деструктивных агрессивных импульсах, бессознательная вина за которые делегируется кому-то другому – ведущему или участникам. С этим бессознательным чувством вины за собственные деструктивные импульсы и фантазии связано чувство преследования, действующее столь разрушительно в групповых процессах.

Таким образом, в точках пересечения индивидуальных напряжений в ходе групповой динамики зарождаются конфликты, поначалу скрытые, которые могут перерождаться в открытые противостояния, а могут действовать исподволь, когда мы можем наблюдать лишь рябь на поверхности, в то время как под ней скрываются целые миры.



Исследованию этих миров посвящены следующие разделы этой статьи. Мы рассмотрим концепции ведущих авторов групповых психоаналитиков.

Уилфред Бион - группа источник развития или препятствие для развития?

Генри Эзриел - Концепция общего группового напряжения


(3.25)
Комментарии