Студия современного психоанализа Голеневой Л.В.

с 10:00 до 22:00
Ежедневно

г.Москва м.Новослободская,
ул.Селезневская, д.11а с.2

Истоки и причины возникновения панических атак

Панические атаки - причины возникновения панических атак. Психологическая помощь при лечении панических атак в Москве.


При психотерапевтическом лечении панических расстройств используется два подхода - симптоматический и глубинный. При симптоматическом подходе паническая атака рассматривается как симптом. В этом случае Вам помогают научиться справляться с проявлениями паники, учат отслеживать момент наступления приступа, что делать в этот момент, учат заменять избегание пугающих мест и ситуаций более продуктивными стратегиями, позитивному мышлению. Такой подход не требует большого количества времени. Но несмотря на это достоинство, он имеет важный недостаток, т.к. не позволяет Вам излечиться от панических атак полностью, т.е. убрать причины, вызывающие приступ. Симптом просто купируется на какое-то время.

Глубинный подход в лечении панических атак предполагает исследование причин их возникновения. Эти причины очень глубоко - непринятие себя, подавленные конфликты идентичности, невыраженные чувства, неудовлетворенные потребности, уязвимость самооценки. Эта глубокая психотерапевтическая работа гораздо более продолжительна по времени в сравнении с краткосрочной симптоматической психотерапией. Но именно эта глубокая работа приносит лучшие плоды - долгожданное исцеление, Вы избавитесь от приступов паники навсегда! Если Вы страдаете от приступов паники, я приглашаю Вас на психоаналитическую психотерапию.


Вас беспокоят приступы паники? Вы испытываете страх потерять сознание? Вы боитесь ездить в общественном транспорте? Звоните +7 (909) 958-07-49. Запись на консультацию ежедневно 10 - 22 час.

Голенева Лада Викторовна - психолог, психоаналитический психотерапевт.

Почему возникают приступы паники? Что же лежит в основе панических приступов?

В основе лежит драма субъективного переживания человеком лишения покоя и ощущения защищенности. Под влиянием каких-либо стрессовых событий человек психологически оказывается в чуждом и чужеродном ему мире, в котором все непредсказуемо и неопределенно, и не понятно, как жить дальше. Прежние смыслы, на которых зиждилась жизнь, уже не работают, а новые еще не созданы.

Болезнь, потеря близких людей, психологические кризисы, связанные с переменой социальной ситуации, потеря привычных ориентиров и надежд на будущее - все это может являться пусковым механизмом для возникновения панических атак. Все эти драматические события объединяет одно - они вышибают почву из-под ног человека, в результате чего он теряет веру в себя, т.к. не знает, справится с этим или нет. Его начинают мучить тяжелые предчувствия, общее чувство напряженности, он хочет гарантий, что все сложится хорошо, но их никто дать, естественно, не может.

Панические атаки возникают в результате воздействия стрессовой ситуации. Под влиянием стресса человек теряет равновесие, и если у него хватает ресурсов, чтобы справиться с ситуацией, то это остается без последствий. Если же ресурсов недостаточно (речь идет, в первую очередь, о психических и психологических ресурсах), чтобы пережить стрессовую ситуацию, то у человека могут возникать какие-либо расстройства, в том числе и панические атаки.

Важная особенность, характерная для данного расстройства, - потребность человека в поддержке и зависимое поведение. Потеря значимых объектов, когда разрываются привычные и устоявшиеся связи может оказаться непереносимой. Очень часто люди, страдающие паническими атаками, не могут бывать в общественных местах без сопровождения близких. В своих жизненных стратегиях человек нацелен на избегание контакта с напрягающей его ситуацией, он склонен к обесцениванию целей, к которым стремился, слишком привязан к комфорту и безопасности, даже в ущерб личным интересам, может избегать любой информации, вызывающей у него тревогу. Он словно хочет заслониться и спрятаться от пугающего его мира, и потому нуждается в поддержке любящего и заботящегося лица.

Следует отметить, что любая ситуация неопределенности, неизвестности может способствовать усилению тревоги, т.к. неизвестное может таить в себе нечто опасное. Когда мы сталкиваемся с чем-то новым, еще не изведанным нами, привычные схемы, наш привычный образ мыслей и подходы к решению проблем уже не работают. Ситуация побуждает нас к поисковой активности, а это значит, что надо выйти за рамки, которые мы для себя очертили и за пределы которых не выходили для сохранения чувства стабильности и покоя. И чтобы сохранить поисковую активность в сложной и кажущейся опасной ситуации, нужно чем-то уравновесить чувство тревоги и неуверенности, а уравновесить тревогу можно лишь найдя опору в самом себе. Человек, страдающий паническими атаками, ищет эти опоры во внешнем мире, потому и не может справиться со своей паникой и унять тревогу.

Нормальная тревога появляется в момент опасности, т.е. когда она ситуативно обусловлена. Проблемы возникают тогда, когда тревога не адекватна силе и воздействию стрессового стимула, и наша реакция на эту ситуацию оказывается чрезвычайно сильной. В этом случае у нас появляется очень интенсивный страх в неопасных ситуациях, т.е. теряется связь между силой нашей реакции и силой раздражителя. И это обстоятельство наводит на мысль, что у этого человека вообще состояние тревоги, и его страх с внешней ситуацией (раздражителем) имеет лишь опосредованную связь, а то и вовсе никак не связан.


Паническая атака как защита организма от стрессовых влияний

Предвестником панической атаки является чувство смутного беспокойства, которое, кажется, невозможно ничем унять. Человек находится в напряженном ожидании, он словно ждет какого-то подвоха от жизни, полон тяжелых предчувствий. Он мечется от бурной активности к полной пассивности, даже инертности, от успокоения к отчаянию. Он словно чувствует какой-то внутренний зуд и одновременно слабость во всем организме, иногда доходящую до чувства дурноты и головокружения. Человеку может даже казаться, что он сейчас потеряет сознание. И все эти симптомы позволяют диагностировать повышенный уровень тревожности, который, собственно, и является причиной возникновения панической атаки.

Первый приступ панической атаки возникает, как правило, в стрессовых ситуациях для человека, когда наносится урон его привычной картине мира, когда привычному миру покоя и безопасности что-то угрожает. Осознание событий, угрожающих разрушением и распадом привычного мира, может оказаться весьма болезненным, и наша психика способна продуцировать определенные защитные механизмы, чтобы спастись от ужаса этих разрушений. В таких условиях человек может переживать дереализацию происходящего (как будто все происходит не по настоящему, как во сне, все видится как сквозь дымку), деперсонализацию (ощущение, что это происходит не со мной, такого не может быть, ноги становятся ватными, чувственная отделенность от собственного «я»).

Человек психологически защищается от суровой действительности, прибегая к избеганию и отрицанию непереносимых для него аспектов реальности. При этом возможны "уходы" человека в фантазирование, в болезни.

Суть этих защит в том, что мы не хотим поверить в то, что происходит, и принять происходящее с нами. В этих состояниях наше сознание словно дистанцируется от переживания тяжелых чувств, т.к. они непереносимы для нас.

И за всеми этими защитами таится безбрежное чувство острой тревоги, которую мы не допускаем до осознавания, и эта тревога не находит выхода, не перерабатывается нами. Получается как бы «запруженность» тревогой в нашем психическом пространстве, что и порождает приступ панической атаки: измотанный организм больше уже не может выдерживать напряжение. И, как итог, напряжение прорывается в психосоматической буре панической атаки.


Тревога

Тревога - острое и необъяснимое чувство потому, что она ни к чему не привязана, она носит иррациональный оттенок, потому столь пугающа. Страх же вполне понятен и объясним, т.к. направлен на конкретный объект, мы всегда боимся чего-то конкретного, определенного, реального. Угрожающий нам объект всегда можно устранить, от него можно изолироваться, спрятаться. И наоборот, когда мы испытываем тревогу, нам нечего этому противопоставить, т.к. она беспредметна. В силу своего ускользающего характера с тревогой сложно справиться, по сравнению со страхом.

Поэтому человеку свойственно переводить тревогу в страх, «опредмечивать» свое чувство тревоги. Наше воображение приходит нам на помощь, в своей фантазии мы связываем страхи с различными объектами. И, как следствие этого, мы начинаем бояться метро, пауков, насильников, страшимся заболеть и умереть от сердечного приступа.

Причины наших страхов мы додумываем, дофантазируем, рационализируем, находим обоснования. Иногда они могут быть очень убедительны - «дочка пошла в институт, задержалась, до сих пор ее нет» - и это уже трагедия для женщины, у нее повышается давление, происходит психосоматический стресс. Человек накручивает себя, изматывает окружающих - но это просто объяснение причины своего страха или гнева, никакого отношения к действительности - наличию тревожного состояния - это не имеет. 


Связь тревоги с депрессией

Зачастую за таким явлением, как депрессия, за переживаниями чувства тоски, одиночества, собственной никчемности и ненужности миру, может стоять тревога. Уныние проявляется картиной скрытой тревоги. Скрытая тревога, не будучи осознанной и ярко выраженной, проявляется резко пониженным эмоциональным фоном. 

У человека в качестве защиты от непереносимых чувств, снижается общий энергетический тонус организма, что может приводить к депрессивным состояниям. Из-за повышенной потребности в безопасности такой человек ограничивает свой жизненный уклад, уклоняется от социальной или профессиональной активности, от любой деятельности, связанной с риском, а также не дающей твердых гарантий на успех. 

Страх перед неодобрением или отвержением со стороны окружающих обедняет межличностные контакты, человек излишне сдержан, невыразителен, напряжен. Из-за повышенной чувствительности к критике и страха перед неизвестностью он боится проявлять любую инициативу в своей жизни. Следствием подобной жизненной тактики является то, что человек ощущает общую неудовлетворенность самим собой, своей жизнью. 

Часто бывает так, что человек, страдающий от панических атак, временами испытывает и депрессию. Особенно это касается тех людей, которые в силу своих страхов, сильно ограничили свое жизненное пространство и значительно уменьшили количество социальных контактов. Депрессия в таких случаях как раз и обусловлена ограничивающим поведением человека, тем, что он не реализует свои внутренние запросы и потребности в движении и росте, заложенные в природе человека, из-за доминирующей в нем потребности в комфорте и безопасности. Из-за страхов перед жизнью человек фактически лишает себя самой жизни. 


Внутренние конфликты как основная причина панической атаки

При работе с паническим расстройством необходимо обнаружить и выявить базовые внутренние конфликты, которые порождают и запускают механизмы панического реагирования в ответ на требования жизни. Проблема в том, что человек не чувствует в себе достаточных ресурсов, он ощущает свою самонедостаточность, чтобы справиться с требованиями действительности, и как следствие этого включается паника в качестве защиты. 

Наличие тревоги и высокой сензитивности самой по себе недостаточно для возникновения у человека панической атаки. Именно некий внутренний конфликт в сочетании с высоким уровнем тревоги приводит к такому страданию. Все люди время от времени испытывают чувство ничем не мотивированной тревоги, эмоциональной усталости, обиды, желания отгородиться от окружающих. И это совершенно нормальные человеческие реакции, если это не является доминирующим стилем нашего поведения. Когда же такое поведение становится нашим образом жизни, нашим «психологическим почерком», то, скорее всего, за этим стоят очень глубокие убеждения, неразрешенные внутренние конфликты и противоречия. 


Детские травмы - источник панических приступов

Многим тревожным людям характерны такие личностные особенности, как заниженная самооценка, ощущение личностной непривлекательности, недостаток уверенности в себе, ощущение самонедостаточности, что ведет к утрате собственной индивидуальной идентичности. Поэтому человек имеет потребность компенсировать эти тяжелые чувства через симбиотические связи с другими людьми, коллективами и организациями различного характера. Человек пребывает в постоянном беспокойстве, пытаясь организовать свою личность в соответствии с какими-то воображаемыми им эталонами и стандартами, не имеющими к его индивидуальности непосредственного отношения, не отвечающим его истинным потребностям. Это, своего рода, уход от себя, т.к. быть с самим собой человеку дискомфортно.

Корни этих особенностей уходят в детство. Психологические травмы, полученные в детстве, очень тяжело потом разрешаются во взрослой жизни человека. Атмосфера постоянных конфликтов, ссор, ругани, жесткие и незаслуженные физические или психологические наказания ребенка повышают вероятность возникновения тревожных расстройств. Постоянные жесткие наказания вообще мешают развитию у ребенка внутренней регуляции его поведения и чувств. К тому же постоянное ожидание наказания всегда связано с тревогой, ребенок боится заранее, он уже знает, что будет наказан. И если ребенок растет в такой атмосфере, у него может сформироваться повышенный уровень тревожности.

Родители не давали ребенку достаточно эмоциональной поддержки и душевного тепла, в результате чего ребенок не ощущал себя защищенным, у него не сформирована способность доверять миру и людям - базовое доверие миру, что и лежит в основе всех страхов. «Если собственные родители так жестоки и холодны, то чего же ждать от чужих людей?» - примерно такая установка может лежать в основе тревог. Эмоциональная депривация на ранних этапах развития лежит в основе самых глубоких психических патологий.

Если родители отличались сверхкритичностью и излишней строгостью, ребенок мог подвергаться постоянным негативным оценкам, ощущать недовольство родителей, в результате чего у ребенка развились неуверенность в себе и ощущение хронической неуспешности. Все его усилия направленные на то, чтобы заслужить похвалу, оказывались тщетными, сколько бы он ни старался. Такой подход к ребенку способствует тому, что у него будет сформирована установка "жизнь тщетна, чтобы я ни делал, все проваливается, я неудачник". При определенных генетически заданных особенностях у ребенка такая семейная ситуация может привести к развитию повышенной тревожности, связанной с неуверенностью в себе и ощущением бесполезности любых усилий.

Родители ребенка могли сами страдать от неуверенности в себе, они были полны опасений и беспокойства в жизни, всего боялись, никому не доверяли, и этот непродуктивный подход и отношение к любым проблемам ребенок мог усвоить с самого детства.

Вышеописанные семейные ситуации могут привести к развитию вынужденной беспомощности у ребенка, когда любые усилия на изменение сложной ситуации кажутся тщетными. В ходе воспитания в зависимости от того, как складывается опыт ребенка, он может сформировать предствление о том, что все попытки разрешить ситуацию безнадежны. Эта крайне деструктивная и опасная по своим последствиям установка может мешать человеку всю его жизнь, буквально отравляя его существование, не позволяя ему сделать что-то позитивное для самого себя, хоть как-то изменить неприемлемую ситуацию. Есть люди, которым их опыт подсказывает, что выход есть, нужно его только найти. Когда у человека сформировано представление, что выхода из сложной ситуации нет, вероятность возникновения тревожного расстройства повышается.

Разрушительные влияния оказывает также атмосфера постоянного оценивания, в которой ребенок должен заслуживать любовь и хорошее обращение родителя. Родители его любят не безусловной любовью, а постоянно оценивают, достоин или не достоин он любви, хороший он или плохой. Такой родительский подход может сформировать установку "я существую настолько, насколько вы любите меня и хотите мной обладать".

В результате таких неблагоприятных воздействий уровень тревожности, т.е. степень реагирования на различного рода раздражители, у человека повышается.

Трансформация тревоги в страх - как защита от непереносимых чувств

Следует отметить, что любая ситуация неопределенности, резких перемен влечет за собой переживание тревоги, и это нормальный здоровый механизм, действующий у любого человека. Тревога связана с креативностью, она стимулирует работу творческих механизмов, т.к. побуждает нас находить новые пути для решения жизненных задач. Если же человек теряется при столкновении с трудностями, страшится попробовать что-то новое, если у него не сформировано представление, что выход из сложной ситуации всегда есть, нужно его только поискать, он не способен справляться с собственной тревогой. Сильно тревожащийся человек нацелен на ожидание, в идеале он хотел бы, чтобы пришел кто-то или что-то извне ему на помощь и поддерживал бы его в жизни.

Когда уровень тревоги зашкаливает, наша психика ищет способы справиться с этим состоянием, в результате чего тревога трансформируется («опредмечивается») в страх. Тревога сама по себе не привязана к конкретному объекту, она иррациональна для нашего восприятия, страх, напротив, всегда имеет конкретный источник. Я знаю, чего я боюсь, и это знание позволяет мне справиться со страхом: я избавляюсь от этого угрожающего мне объекта. С чувством тревоги мы не можем так поступить, она же ни к чему не привязана, и источник ее - мы сами.

С детства ребенок усваивает модели поведения, характерные для его окружения. Он как губка впитывает все влияния: и хорошие, и не очень, этот процесс называется "интроекция". Поэтому все пугающие образы и объекты, которые оказали на ребенка сильное фрустрирующее или угнетающее влияние, усваиваются им, формируя его картину мира, особенности эмоциональных реакций, способы его мышления и переработки информации. И в результате такой ассимиляции образ пренебрегающего, преследующего, критикующего или наказывающего объекта оказывается внутри его самого - так формируется преследующий внутренний объект. И этот преследующий внутренний объект может отправляться нами как на внешний мир (механизм проекции), так и на самого себя (механизм аутоагрессии), что и лежит в основе глубоких внутренних конфликтов.

У человека с нарушениями от страха может наблюдаться большой дефицит положительных поддерживающих и защищающих внутренних объектов, или, проще говоря, ролей. В силу этого дефицита для такого человека проблематично самому заботиться о своих эмоциональных потребностях. Человек находится в плену у своих пугающих, грустных, незащищенных, депрессивных ролей. Он не может обеспечить себе насыщение таких чувств и потребностей, как ощущение защиты, безопасности, теплоты, доверия, потому унять беспокоющую его тревогу для него не представляется возможным. Тогда тревога переводится в страх с помощью рефлекторной деятельности ума, - так действуют защитные психические механизмы.

Страх - преобладающее чувство при панических расстройствах, причем этот страх связан именно с аутоагрессией (агрессией, направленной на самого себя). Преследующий внутренний объект действует на самого себя, человек как бы сам себя пугает. Но источник собственных страхов с таким же «успехом» может проецироваться и на внешний мир, на какие-либо предметы, объекты, ситуации, группы людей, и тогда человек боится этих объектов. В своей бессознательной фантазии он считает эти объекты опасными (т.к. происходит их идентификация с угрожающим внутренним объектом), хотя умом может понимать, что это не так (не все и не всегда).

Таким образом, в основе панической атаки лежит не только высокая тревожность, но и активизация деструктивной внутренней части самого себя, интроецированного еще в детстве преследующего объекта. В повседневной жизни все деструктивные аспекты и порывы человеком подавляются. Но будучи подавленными, они не исчезают, а формируются в комплексы. Подавление приводит к возникновению страха - страха перед возможным наказанием, исходящим от этого внутреннего преследующего объекта. Отсюда и желание избавиться от объекта, вызывающего страх. Но фактически человек борется сам с собой.


Страх - ощущение ужаса от неконтролируемого страха

Источником переживания страха является субъективное ощущение одиночества, отделенности от окружающих людей, «все кругом чужие». При углублении этого чувства отчуждение перерастает в страх, все окружающее начинает казаться враждебным, а услужливое воображение охотно создает образы несуществующих опасностей; возникает стремление спрятаться, организовать защиту, укрыться.

С развитием этих тенденций страх становится доминирующим, подавляя все чувства. Проникая в сознание человека все глубже и глубже, он отнимает у него волю и рассудок, парализует чувства. Человек активного темперамента не только создает врагов в своем воображении, но и начинает с ними бороться. Постоянно чувствуя страх от непредвиденных опасностей, стремясь определить предполагаемого противника, он скоро наживает себе реальных врагов. 

Кольцо страха замыкается, пугающие мысли и образы существуют уже как бы сами по себе, от них сложно избавиться, один страх творит другой. Человек уже не способен найти разумный выход из ситуации. Он всего лишь хочет разорвать кольцо страха, но не знает, как это сделать. 

Следует отметить, что подобный страх отличается от вполне естественного страха смерти и боли, свойственного все живым существам. Эти ужасы порождены человеческим мозгом, они часто преследуют человека во сне, иногда с раннего детства, и могут оказаться следствием какого-то давнего события (испуга, стресса, болезни и т.д.), память о котором исчезла из сознания человека.


Еще статьи о панических атаках:

Общие сведения о панических атаках

Как освободиться от панических атак


Если Вы хотите избавиться от приступов паники, от панического расстройства, приглашаю Вас записаться на прием. В нашей работе мы сможем обнаружить причины Ваших состояний и возможность как от этого освободиться. 

Записаться и задать вопросы Вы можете по тел. +7 (909) 958-07-49. Я отвечу на все Ваши вопросы. Эл.почта golenevalada@yandex.ru

Стоимость консультации в разделе "Услуги и цены". При необходимости возможна работа по Skype.