Студия современного психоанализа Голеневой Л.В.

с 10:00 до 22:00
Ежедневно

г.Москва м.Новослободская,
ул.Селезневская, д.11а с.2

Психология бессознательного (часть 2)

Психология бессознательного - неосознаваемые психические процессы. Взляд Эриха Фромма, Эрика Берна. Психодинамическая модель личности Зигмунда Фрейда


Эрих Фромм

Еще один из самых известных и популярных психологов нашей эпохи Эрих Фромм – один из основоположников неофрейдизма. В его учении гармонично сочетались идеи марксизма, психоанализа и экзистенциализма. Фромм переосмыслил соотношение биологического и социального в формировании человеческой психики. Главный фокус его интересов сосредотачивался на основных противоречиях человеческого существования: соотношение эгоизма и альтруизма, обладание и бытие, негативная «свобода от» и позитивная «свобода для». 

Согласно Фромму личность в современной культуре является отчужденной от самой себя, т.е. самого себя человек ощущает как нечто чуждое. Эта определенная самоотстраненность, которая является одной из форм социально заданной ущербности. Это отчуждение пронизывает все сферы жизни человека, влияет на его отношение к своей работе, к потребляемым им вещам, к государству, к близким людям. Причину этого явления Фромм видел в самой форме организации жизни общества. Человек из творца общественного устройства и жизни превратился в его слугу, в обслуживающий персонал. В таких условиях человек утрачивает свою естественную спонтанность и творчество, не участвуя активно в жизни, только лишь «вбирает в себя» все, чем можно обладать: вещи, удовольствия, культуру. 

Фромм считал, что для современной культуры характерен способ потребления, который приводит к тому, что человек никогда не чувствует себя удовлетворенным. Само потребление, по своей сути направленное на то, чтобы обеспечивать человеку более комфортную и радостную жизнь, становится самоцелью. Постоянный рост запросов заставляет человека прилагать все больше и больше усилий, и делает его рабом собственных потребностей. Причем индустрия, реклама и мода навязывают человеку все больше потребностей. Получается замкнутый круг. 

Человек ощущает себя винтиком, вещью, предназначенной для продажи, тем самым лишаясь чувства собственного достоинства. «Все, чем обладает человек – тело, ум, душа – составляют его капитал, а его жизненная задача – выгодно поместить этот капитал, извлечь выгоду из самого себя» (Фромм Э.). Такие жизненные установки неизбежно приводят к самоотчуждению человеческой личности. Природу этого отчуждения Фромм усматривает в особенностях современной жизни, а именно – в рутинизации жизни и вытеснении осознания важнейших проблем самого человеческого существования. 

Фромм сформулировал понятие «бегство от свободы», суть которого заключается в том, что индивид преодолевает чувство своей ничтожности, страха и бессилия в огромном внешнем мире благодаря тому, что перестает быть собой, и полностью усваивает тип личности, предлагаемый ему общепринятым шаблоном. Он становится таким же как все, при этом перестает ощущать одиночество и тревогу, но ценой отказа от самого себя, от собственной личности. Фромм считал, что этот механизм является спасительным решением для большинства нормальных индивидов в современном обществе. Он говорил о том, что целые народные массы, измученные национальным унижением, безработицей, инфляцией охотно отказываются от привилегий, даваемых свободой, и с готовностью жертвуют ими в обмен на «порядок» и гарантированную еду. 

Невротик, с точки зрения Фромма, - это отчужденная личность, он чужой самому себе, также и ближнему. Но невротик при этом не отказался от борьбы за собственную личность, хотя он не преуспел в этой борьбе и нашел спасение в невротических симптомах или в уходе в мир фантазий. 

Спасение от невротических и любых личностных конфликтов Фромм видел в преодолении невыносимого чувства бессилия и одиночества посредством осуществления «позитивной» свободы, когда человек несет в мир свои любовь и труд, максимально проявляя заложенные в нем способности. 

Согласно Фромму различные типы культур формируют те или иные типы социальных характеров. В своих работах он показал роль гуманистической и авторитарной этики в этом формировании и пришел к заключению, что человек может, а значит, и должен противопоставить собственные разум и волю как внешнему авторитету власти, так и анонимному авторитету общественного мнения. Спасение от авторитарности во всевозможных ее видах Фромм видел в самостоятельности и самосовершенствовании человека. 

Таким образом, Фромм отошел от биологизма Фрейда в стремлении выяснить механизм связи между психикой индивида и социальной структурой общества, он старался как бы уравновесить биологическое и социальное начала в человеке. Он выдвинул проект создания гармонического, "здорового" общества на основе психоаналитической "социальной и индивидуальной терапии". 

Эрик Берн

И в заключение нашего ретроспективного обзора я хочу упомянуть об еще одной интересной психоаналитической концепции. Ее автор Эрик Берн – создатель трансактного анализа, известнейший американский психоаналитик и психотерапевт. 

Развивая идеи психоанализа, Берн сосредоточил основное внимание на межличностных отношениях людей. В основе теории Берна лежит понятие «трансакции», т.е. действия, направленного от одного человека к другому. Берн выделил в психике и в поведении человека три Эго-состояния (аспекта личности): Родитель – эго-состояние, сходное с образами родителями, Взрослый – состояние Эго, автономно направленное на объективную оценку реальности, Ребенок – состояния Эго, все еще действующие с момента их фиксации в раннем детстве, это отпечатки детства в личности взрослого. 

Со сменой каждого из этих эго-состояний человек кардинально меняется: у него становится иное поведение, восприятие, даже его физиологические проявления подвергаются переменам, он может даже иначе выглядеть. В каждый момент, вступая во взаимоотношения с другими людьми, человек находится в одном из этих эго-состояний. Когда мы выступаем в ипостаси родителя, мы проявляем себя догматично, директивно, авторитарно, предельно серьезно, в ипостаси взрослого мы открыты к диалогу с другими людьми на равных, мы самостоятельны, стремимся к объективности, к сотрудничеству, хотим быть объективными, эффективными, готовы решать проблемы. Ипостась ребенка придает нам игривости, легкости, мы радуемся и чувствуем себя непринужденными, в этот момент мы не склонны проявлять ответственность, полны нетерпеливости. 

Проводя аналогию с учением Фрейда, мы видим, что родитель соответствует суперэго, ребенок – бессознательному (Оно), а взрослый – Эго, которое призвано регулировать напряжение между бессознательным (Оно), стремящимся к удовольствиям, и суперэго, навязывающим нам самоограничения. 

По Берну в этих трех ипостасях люди взаимодействуют друг с другом, и адекватно используемое человеком эго-состояние способствует успешной коммуникации, приверженность же какому-либо одному эго-состоянию может мешать коммуникации человека с другими людьми, с его партнерами. Во время общения человек осуществляет целенаправленное воздействие на партнера – трансакцию. Любая трансакция может быть направлена только от одного эго-состояния: либо от ипостаси родителя, либо взрослого, либо ребенка. Ритуализированные и установившиеся последовательности трансакций Берн называет играми. «Различные варианты той или иной игры могут на протяжении многих лет лежать в основе семейной или супружеской жизни или отношений между различными группами. Игра – это в достаточной степени определенная последовательность трансакций, в которой ведущий строит свое поведение и управляет поведением партнера на двух планах» (Берн Э). Далее Берн выделяет два плана в общении – социальный (смысл происходящего) и индивидуальный (психологический смысл, свойственный данному человеку). Социальный план и психологический план могут разительно отличаться друг от друга. На этом, собственно, и строятся все психологические игры людей. 

Понятие "игра" Берн использует для обозначения всех разновидностей лицемерия, неискренности, жульничества, спекуляций, встречающихся в отношениях между людьми. При таком общении (к слову сказать, довольно часто встречающемся) человек делает одно, думает другое, ощущает третье. Берн составил целый словарь таких игр, и, по его мнению, игры в разных частях света и в разных культурах будут мало отличаться друг от друга. 

Берн выделяет дополнительные (адекватные, комплементарные) трансакции и перекрестные (неадекватные, некомплементарные). Дополнительные трансакции – трансакции, когда ответы даются от того Эго-состояния, к которому и обратился партнер. Например, трансакция от Взрослого к Родителю будет дополнительной для трансакции от Родителя к Взрослому. Все остальные трансакции будут перекрестными. Согласно Берну перекрестные трансакции прерывают общение, могут являться началом конфликта, если же мы используем дополнительные трансакции – разговор может длиться столь долго, сколько мы того захотим. Наиболее конфликтный вариант общения – совместное использование партнерами трансакции Родитель-Ребенок: ведущий обращается от Родителя к Ребенку, а партнер отвечает в том же духе, от Родителя к Ребенку. 

Еще Берн выделяет скрытые, или двойные трансакции – когда партнер на социальном уровне имеет один смысл, а на психологическом – иной. Как правило, у человека, который использует скрытые трансакции, есть определенный умысел, который он скрывает от своего собеседника. Поэтому в общении для нас важно улавливать как социальный смысл посланий, так и их психологический смысл. 

Берн выделил довольно много психологических игр, а также выигрышей от игр. Даже у самых неудачливых, на первый взгляд, «игроков» есть какой-то определенный выигрыш, который человек для себя имеет в виду, затевая свою игру, тем более, если речь идет о постоянно повторяющемся сюжете. Итак, виды выигрышей: психологический, он бывает внутренний и внешний – он увеличивает психологическую стабильность человека, дает спокойствие. Социальный выигрыш, также бывает внутренний и внешний – социальные преимущества, а также уверенность и комфортное состояние в своей роли и сюжете. Биологический выигрыш это внимание и энергия, которые получает человек. Экзистенциальный выигрыш – утверждение жизненной позиции, на которой человек основывается, мы нуждаемся в том, чтобы наши жизненные позиции подтверждались внешними событиями. 

Вариантов игр Берн описывает много. Все они основаны на том, что социальный смысл трансакции может расходиться с ее психологическим смыслом. К примеру муж сообщает своей жене (на социальном плане) «Ты всегда должна быть дома, когда я прихожу», эта трансакция идет от его Родителя к Ребенку жены. А на психологическом плане может звучать совсем другое - «Я боюсь, что ты меня бросишь, я боюсь остаться один», данная трансакция уже осуществляется от Ребенка мужа к Взрослому Жены. 

Эрик Берн – психотерапевт, имеющий огромный практический опыт, поэтому игры, описанные им, присутствуют в жизни практически каждого человека. И я Вам рекомендую подробнейшим образом изучить эти игры, т.к. Вы можете много лет изучать психологические особенности и тонкости, разбирая какой-то сложный жизненный сюжет, в то время как знание сюжетов и психологических выигрышей, описанных Эриком Берном, сэкономит Вам массу времени и сил, и Вы достаточно быстро сможете разобраться в ситуации. 

С точки зрения Берна задачей психоаналитика является освобождение человека от этих неудачных игр, навязчивых сюжетов, навыки которых усваиваются в раннем детстве, и научить человека более честным, открытым и психологически выигрышным формам трансакций. 

Итак, мы рассмотрели основные, самые известные психоаналитические теории. На сегодняшний день в психоанализе существует несколько ветвей. Помимо ортодоксального классического психоанализа еще есть ветвь эго-психологии, берущей свое начало от Анны Фрейд – дочери Зигмунда Фрейда. Эта традиция, в основном, процветала в Америке. Также можно упомянуть о французской ветви в психоанализе. Во французском психоанализе большая роль принадлежит философии и анализу языковых структур, интерпретации игры желаний через язык. И, наконец, Британской школе психоанализа основной фокус внимания лежит в довербальной сфере опыта человека, во взаимоотношениях младенца с первичным объектом. 

Психодинамическая структура личности 

Таким образом, согласно основным классическим психоаналитическим теориям состояние и судьба взрослого человека зависит от нескольких факторов: от характера его детских переживаний, особенностей протекания рождения и вхождения в мир, сложившихся объектных отношений в детстве, степени заинтересованности человека в социальных взаимодействиях и их особенностях, характера культурной среды, в которой он проживает, особенностей его коммуникации. 

Для психоаналитической работы с человеком важно рассмотреть динамику протекающих психических процессов, его душевных состояний. Как мы уже убедились, в основе любых негативных переживаний и состояний психики лежат внутренние противоречия, конфликты. Для более глубокого понимания этого мы рассмотрим психодинамическую структуру личности, используемую в психоаналитическом подходе. 

Традиционно выделяется три глобальных подструктуры личности. Суперэго – понятие, которое обозначает часть Эго, осуществляющую самоконтроль, самонаблюдение, самоограничение, эта инстанция выполняет роль внутреннего цензора и совести. Структура Суперэго возникает с исчезновением Эдипова комплекса. 

Эго - подструктура душевной жизни, выступающая посредником между суперэго и Оно, индивидом и реальностью. Она несет на себе функцию восприятия внешнего мира и приспособления к нему, стремится учесть и согласовать между собой требования реальности, Оно и суперэго. Эго подчиняется принципу реальности. Хотя структура самого Эго довольно сложна, т.к. у него можно выделить осознаваемый слой – наши представления, полуосознаваемый и неосознаваемый слои – содержания бессознательного. Полуосознаваемый слой является для психоанализа очень важным, т.к. именно с ним идет работа по осознанию вытесненного материала. Полуосознаваемые вещи – это то, что в некоторый момент как бы касается сознания: если на этом фиксировать внимание, оно выходит в сознание, если нет – благополучно уплывает в подсознание. Таково, к примеру, чувство легкого неудобства от своего некорректного поведения в какой-то ситуации. 

Оно – самая нижняя, или можно сказать глубинная подструктура душевного аппарата, содержания которой бессознательны. Содержит в себе безудержные сексуальные и агрессивные влечения. Руководствуется принципом удовольствия, находится в конфликтных отношениях с Я (Эго) и с суперэго. 

В соответствии с принципом удовольствия цель психической деятельности в целом — избегать неудовольствия и достигнуть удовольствия. Принцип реальности представляет собой регулятор психической деятельности, заставляющий личность отказываться от получения немедленного удовольствия в угоду окружающей действительности. В этом смысле принцип реальности противостоит принципу удовольствия, т.к. он предполагает контроль над влечениями и следование установленным нормам. 

Наши потребности представляют собой программы бессознательного, которые в определенных ситуациях вызывают соответствующее желание. Субъективно желание переживается как неприятное состояние, как напряжение, некий кнут, который гонит нас к их удовлетворению. Выходя из этого неприятного состояния путем исполнения желания, человек получает облегчение от того, что напряжение ушло, и еще некоторое специфическое удовольствие, соответствующее типу исполненного желания. Потребность представляет собой устойчивое образование: т.е. в определенных ситуациях и обстоятельствах у человека обязательно возникнут соответствующие желания. Изменение потребности – обычно длительный и довольно болезненный процесс. 

Потребности частично осознаются и затем рационализируются. При их рационализации возникают искажения, т.к. потребности как таковые нашему сознанию недоступны, поскольку оно лишь регистрирует периодически возникающие желания, анализирует однотипные ситуации, в которых они возникают, и делает косвенный вывод о существовании некоторой программы в подсознании, производящей эти желания. Однако если человек не несет ответственности за наличие потребности в подсознании, то правильная рационализация осознанных желаний и потребностей уже лежит в сфере его сознательного творчества, и за это он несет полную ответственность, расплачиваясь за ошибки. Человек, двигаясь к осуществлению своих желаний, должен учитывать принцип реальности, который регулирует поведение человека таким образом, что если он отклоняется от адекватного пути, то получает удар, сила которого прямо зависит от величины отклонения. 

Бессознательное при этом следит за тем, чтобы человек не получал слишком много наказаний, и если конкретная жизнь человека складывается так, что потребность систематически не удовлетворяется, то подсознание принимает меры по трансформации программы, реализующей эту потребность. И в этом случае мы сталкиваемся с возникновением защитных механизмов. У подсознания есть довольно много разных методов защит. В обобщенном виде мы можем выделить такие защиты: изменение формы наказания – т.к. уничтожить наказание подсознание не в силах, но можно отыграться на физическом теле, заставив его страдать вместо самооценки. Выведение наказания из сознания – подавление, отрицание. Построение дополнительных программ, изменяющих поведение таким образом, чтобы реже попадать в ситуации, связанные с возникновением потребности – сюда относятся формирование комплексов, неадекватных реакций и т.п. Трансформация восприятия ситуаций, вызывающих наказания и самого наказания (человек не видит этого, не обращает своего внимания - отрицание). Регрессия потребностей, т.е. упрощение программ подсознания, их деградация. Сублимация – перестройка программы таким образом, чтобы расширить или изменить область действий, исполняющих желания, вызванные потребностью, или же изменить спектр желаний этой потребности. Фрейд считал, что все вообще потребности являются сублимацией сексуальной потребности и инстинкта смерти, в частности, он приравнивал искусство к неврозу, сравнивая произведение искусства с невротическим симптомом, проявлением скрытых желаний. Хотя относительно последнего высказывания мы можем полагать, что Фрейд шутил, намеренно утрируя действительное положение дел, чтобы показать общий механизм сублимации. 

Душевное здоровье человека определяется способностью Эго найти компромисс между принципом удовольствия и принципом реальности. Задача Эго – обеспечить равновесие в этой системе «принцип удовольствия – принцип реальности», сделать так, чтобы и волки были сыты и овцы целы. Нельзя считать принцип удовольствия чем-то заведомо отрицательным, разрушительным. Принцип удовольствия несет в себе регрессивные импульсы только в случае, когда нарушается равновесие в системе «принцип удовольствия – принцип реальности». В своем продуктивном аспекте он стимулирует личность на утверждение себя, расширение территории, освоение новых пространств, видов деятельность, знакомств. Но в то же время это утверждение и расширение территории Эго может быть и деструктивным, если он носит безудержный характер, и если не сдерживать его проявления и не соотносить с принципом реальности. В этом случае мы получаем излишне импульсивную личность, проявления которой столь дисгармоничны и утомительны для окружающих, возникают эмоции маниакального типа. Процессы, происходящие при этом, проходят с переизбытком энергии. Обратный конфликт – чрезмерное доминирование принципа реальности, которое приводит к тому, что естественное течение энергии и спонтанность у личности блокируются, удерживая ее в четко очерченных рамках жестких и догматичных программ, лишая жизненности и творчества, – в этом случае мы имеем дело с ригидностью, неврозами навязчивых состояний, компульсивностью, депрессиями. В этом случае энергии не хватает, общий эмоциональный фон депрессивный. 

Эта трехкомпонентная модель личности позволяет нам исследовать механизмы, действующие в психической жизни человека, роль Я человека в организации собственного поведения. Действие принципа удовольствия совершается по континууму «попустительство – спонтанность», а действие принципа реальности по континууму «чрезмерное самоограничение – воля». При благополучной регуляции этих проявлений эго человека сильное, т.к. оно справляется с возложенной на него задачей. Если благополучная регуляция не удается – эго человека слабое. Задачей психоаналитика является переведение человека из слабого состояния Эго к сильному состоянию. 

Механизмы бессознательных процессов как основа ментальной жизни в рамках рассмотрения классического психоанализа 

Необходимо отметить, что бессознательное трудно поддается изучению, т.к. самому бессознательному не безразличен этот процесс. Большая часть психических механизмов человеком не осознается и находится в подсознании в виде различных программ действий. Но момент, когда человек регистрирует сигнал о том, что внутри него нет единства, и происходит борьба между различными программами и содержаниями бессознательного, является очень важным, т.к. именно с этого момента человек, благодаря осознанию этого конфликта, может отслеживать его проявления и при желании сознательно влиять на него. 

Фрейд сравнивал отношения Я (его сознательную часть) и Оно (бессознательное), как отношение всадника и лошади. Таким образом, Я (наездник) определяет цель и намерение движения, а энергия при этом принадлежит лошади, т.е. бессознательному. Принятие решений у человека, как сознательного существа, находится под контролем его сознания. Бессознательное управляет человеком косвенно, создавая импульсы, мотивации, настроение, запреты - все это человек воспринимает, как желание что-то делать или его отсутствие. 

Таким образом, для человека, желающего управлять собой, главной задачей является разобраться в причинах и источниках импульсов, управляющих им. Сложность же заключается в том, что сознание видит очень малую часть реальной ситуации (думая при этом, что видит все), и вынуждено принимать решения, а бессознательное видит как бы все, но на решения при этом влияет только косвенно, всегда скрывая себя. Если человек поступает вопреки желаниям бессознательного, оно может наказывать его, используя плохие настроения, депрессии, обострения болезней тела, повышение раздражительности, ухудшение контактов с людьми, обострение комплексов, сужение сферы восприятия. В случае более выраженного протеста подсознания человек попадает уже в сферу психопатологии. Но сам человек о существующей связи между невыполнением желания и последующим наказанием может вовсе и не догадываться. 

Ум человека может делать попытки осознать происходящее, но это не так просто, т.к. подсознание может увести рационализации, используемые человеком, по любому угодному ему направлению и заставить человека сделать какие угодно выводы относительно происходящего. При этом эгоизм окрашивается в альтруизм, черное в белое, сам же человек будет продолжать оставаться в уверенности, что это все он сам своим сознанием и умом увидел и рассудил, и что так оно и есть на самом деле. Подсознание охраняет неподготовленное сознание от вторжения того, к чему человек психологически не готов, таким образом, оно трансформирует картину окружающего мира в приемлемую для сознания форму. Представить белое черным – простейшая задачка, с которой справится самое заурядное бессознательное. Ни одна мысль или чувство, а также желание, к которой сознание не подготовлено, не появится в голове человека и не будет им осознана. Бессознательное тестирует реальность на соответствие: сходство есть – я реагирую, сходства нет – не актуально. 

Появиться может лишь косвенный намек, некоторое состояние внутреннего неудобства, дискомфорта. На любое чувство и мысль, приходящее к человеку извне, к которой человек не подготовлен, у него сработает защитный механизм, возникнет мысль «этого не может быть, потому что не может быть никогда». 

Психоаналитик помогает клиенту разобраться в том, откуда идут его внутренние импульсы (настроения, желания, мечты) и начать действовать в соответствии с этим. Когда человек совершает переход к более осознанному существованию, происходит постепенное расширение сущностного сознания. Эмоциональные и ментальные реакции человека определяются именно тем, что и как он видит в существенных для него ситуациях, этим же определяется и его поведение. Расширение зрения, поля видения является главной задачей для того, чтобы выйти из жизненных тупиков и фрустраций. 

С расширением сознания человек начинает осознавать все больше как во внешнем мире, так и в собственном внутреннем пространстве, т.е. все большая часть подсознания контролируется сознанием. При этом задачей психоанализа является трансформация жестких программ и установок: более примитивные и грубые программы постепенно трансформируются в более сложные и дифференцированные, самые же деструктивные по идее должны отмирать, на месте которых могут возникать новые, конструктивные. 

Как это ни парадоксально, но усложнение и дифференциация бессознательных программ ведет к тому, что внешний мир становится более ясным, понятным нам. Когда же эти программы просты и примитивны, когда мы пользуемся до крайности простыми схемами и системами оценок, включающими довольно жесткую шкалу «черное - белое», «хорошо – плохо» - при этом мы получаем искаженную картину мира, т.к. пытаемся втиснуть необъятный и многогранный мир в узкие и тесные рамки наших убогих представлений. Естественно, что при таком подходе реальность, все многообразие жизни не способно уместиться в прокрустово ложе наших представлений, и мы часто испытываем так называемый когнитивный диссонанс, который делает мир, реальность в наших глазах сложными, запутанными, непонятными, и приводит нас в конечном итоге к депрессии или к бессмысленному протесту, выливающемуся в агрессию. 

Постепенно у человека повышается степень понимания себя, а затем и владения собой. Поначалу человек просто осознает, регистрирует своим сознанием существование определенной программы подсознания, человек осознает, что чувства, испытываемые им в ситуациях определенного рода похожи, и исходят из одного источника в психике. И это может быть очень драматическим моментом – это важно понимать. Как говорил Карл Густав Юнг «Встреча с самим собой является наименее приятной». Затем человек учится обуздывать, говоря словами Фрейда, эту лошадь, т.е. определенное содержание бессознательного, некую жесткую установку или программу, объезжает ее, обучается регулировать ее воздействие на себя, свое состояние, поведение. К примеру, человек внутри себя волнуется, а внешне демонстрирует спокойствие, подавляет вспышку агрессии. Когда программа объезжена на уровне внешнего владения собой, человек начитает обучаться регуляции интенсивности проявлений данной программы в своем внутреннем мире. Он может сознательно уменьшать силу, динамику процессов, энергетическую составляющую данной программы. Например, заменить реакцию злобы на реакцию огорчения. И наконец, когда человек способен уже произвольно активировать или дезактивировать программу и на внешнем и на внутреннем планах, причем не зависимо от внешней ситуации, – мы говорим о полном его освоении данной программы. 

Любая же попытка подавления бессознательной программы всегда приводит к плачевным результатам и может быть очень опасной, т.к. при этом происходит ее упрощение, регрессия. Регрессировавшая программа подсознания сильнее насыщена аффектами и хуже поддается регуляции, поэтому не доступна для сознательного управления человеком. Вообще, примитивные программы, как правило, более древние, и по своей структуре уходят в наиболее глубокие части бессознательного (т.е. мало доступные свету сознания), и активизировавшись, они могут получать полную власть над человеком, отключая более высшие программы регулировки, при этом могут делать с нежелательной информацией все, что сочтут необходимым: игнорировать, отрицать, искажать до неузнаваемости, стирать из памяти. 

Неосознаваемая программа начинает изнутри давить на человека, побуждать к действиям, но сопротивление вытесненному материалу препятствует выходу энергии программы, порождая тем самым жесточайшие внутренние конфликты. Все эти процессы приводят к тому, что ситуация еще более ухудшается, погружая человека в ощущение безвыходности и неспособности справиться с собой. 

Чем проще программа и чем на более низкой и грубой энергии она работает, тем труднее контролировать ее сознанием. В психоаналитическом лечении человека может проживать катарсис, когда регрессировавшая бессознательная программа выводится в сознание, в результате чего при своем несоответствии общему уровню развития пациента, энергия данной программы высвобождается и она теряет над человеком свою власть. Посредством вербализации, телесной экспрессии происходит эмоциональная разрядка, высвобождение психической энергии программы, все это способствует снятию тревоги, внутреннего конфликта, фрустрации. 

Механизм трансформации бессознательной программы, перевода ее на более тонкие энергии, заключается в том, что человек направляет энергию данной программы на служение более адекватным и гуманным целям. Например, все мы осудим махрового шовиниста (в данном случае действует негативная программа подсознания), но если человек с течением времени переоценил свои позиции и взгляды, и его национальное чувство переродилось в любовь и гордость за свою страну – то в этом случае мы понимаем, что действует одна и та же бессознательная программа, но на ином витке развития. В этом случае мы видим, что не всегда нужно бороться с деструктивными влечениями, нам не нужно бросаться на амбразуру и искоренять из себя все недостойное, достаточно всего лишь направить течение энергии в другое русло, перевести ее из негатива в позитив. Все зависит от того, куда направляется влечение, во что оно вкладывается. 

С помощью сознания мы можем повышать значимость нужных нам программ – путем постоянного их вызывания в сознании, для понижении значимости программы – следует вызвать ее как можно реже, если же она вызывается бессознательно – мы можем игнорировать ее импульс, уводя свое внимание на что-то другое, не менее интересное и увлекательное. Если какая-то программа подсознания (к примеру, некая устойчивая вредная привычка или способ реагирования) затеребила наше внимание, рецепт один – найти новый мощно позитивно заряженный эмоционально стимул, пусть это будет ряд каких-то действий, которые приятно будет выполнять, что будет в радость, в удовольствие. 

Таким образом, с помощью нашего сознания мы можем сделать очень многое для себя. Когда человек в процессе длительной работы вызывается (самим собой или психоаналитиком) на новое восприятие и понимание себя, своих симптомов и проблем, и при успешности этих попыток, у пациента происходит инсайт. Он вдруг начинает понимать, что его симптомы – признак определенного отклонения, неправильности. Для него внезапно открывается иной смысл ситуации, причины конфликта, которые он не улавливал до этого. Инсайт может иметь интеллектуальный характер для тех людей, которые предпочитают интеллектуальный план, или эмоциональный характер - для тех, кто более склонен к эмоциональному плану. Интеллектуальный инсайт тоже может быть полезным, т.к. помогает человеку сориентироваться в аморфной среде предосознавания. Но для реальных и действенных перемен важен истинный, сущностный инсайт, который повлияет на экзистенциальную картину мира человека (в противоположность его ментальным представлениям и моделям, а также эмоциональным предпочтениям). С человеком должны произойти сущностные изменения, речь не идет об эмоциональных переживаниях, здесь они вторичны, эмоций может и не быть. 

Заключение 

Таким образом, нам становится понятным значение осознавания человеком происходящего с ним в его внешней и внутренней жизни. Рефлексирующее сознание способно помочь нам в понимании себя, в распутывании сложных клубков конфликтов и проблем, оно может открывать нам новые измерения самих себя. В процессе психоаналитической работы у человека изменяется сознание, происходит постепенное его расширение, человек начинает обращать свое внимание на тонкости, нюансы, которые раньше его внимание не фиксировало. Все это может способствовать прозрению и пониманию человеком причин своих тупиков и заблуждений. 

«Рефлексирующее сознание способно придавать жизненному опыту смысл. У нас есть возможность иметь различные взгляды на себя и на мир. Некоторые из этих взглядов будут более функциональны в плане нашей выживаемости, чем другие. Мы можем судить о мире лишь через призму своего восприятия и интерпретации, у нас есть доступ лишь к своим собственным картам мира, а не к реальности, как она есть. Однако совершенно очевидно, что некоторые мировоззрения и концепции не только больше способствуют выживанию и развитию, чем другие, но и с большей вероятностью соответствуют истине. И в наших же собственных интересах перейти к этим лучшим интерпретациям. Они дают нам самые последовательные и глубокие ответы на вечные вопросы, которые все мы рано или поздно задаем. Эволюция нашего сознания является ключом к достижению мира и к нашему индивидуальному и коллективному выживанию и развитию» (Эрвин Ласло, философ науки, исследователь систем и интегральный теоретик).

Открытия Зигмунда Фрейда раскрыли нам собственные механизмы восприятия окружающего мира, работы сознания. Благодаря этому человек получил возможность осуществлять проникновение в глубины неосознаваемой душевной жизни. Фрейд первым отважился на этот шаг, и в этом главное историческое значение его психоанализа. 

Но, несмотря на эти достижения, современная наука, конечно, еще очень далека от постижения всех тайн человека. 

В заключении я хочу сказать, что сознание является, в конечном счете, главным рычагом психоанализа, главной опорой доктора Фрейда. Рациональный анализ иррациональных побуждений, и избавление от них – таково было его кредо. В одной из своих завершающих публикаций Фрейд признал, что прежде из-за ненадежности критерия сознательности он недооценивал его. “Здесь, — отмечал он, — дело обстоит так же, как и с нашей жизнью, — она немного стоит, но это все, что у нас есть. Без света этого качества сознательности мы бы затерялись в потемках глубинной психологии”. 

Итак, нам остается только свет сознания, другого «средства Макропулоса» нет. И пусть это только лишь островок в океане бессознательного (как определял К.Г.Юнг сознание), но это то, на что мы можем опереться в наших дальнейших исследованиях, и это единственное, что способно дать нам понимание.