Студия современного психоанализа Голеневой Л.В.

с 10:00 до 22:00
Ежедневно

г.Москва м.Новослободская,
ул.Селезневская, д.11а с.2

По ту сторону принципа удовольствия – что же там? И снова Фрейд

Мы идем по жизни, балансируя между бурями, натиском жизни и тенденцией к умиротворению. Что же движет нами в нашем путешествии по жизни, в этих причудливых поисках? Это движение наугад или оно имеет контуры, пока неясные и непостижимые для нас. Или постижимые? Работа Зигмунда Фрейда «По ту сторону принципа удовольствия» - возможность прикоснуться к этим загадочным явлениям нашей психики. 


Данная статья – попытка исследования смыслов, которые мы можем раскрыть для себя в работе Фрейда «По ту сторону принципа удовольствия».

Я люблю рыбу Статья.jpg


Удовольствие не правит миром?

Работа «По ту сторону принципа удовольствия» написана Фрейдом в 1920 году. Это реконструкция метапсихологической системы Фрейда, созданной им до 1920 года. Здесь впервые появляются новые сюжеты, которые сильно трансформировали те принципы, на которых существовал психоанализ до этого.

«По ту сторону принципа удовольствия» - это уникальная концепция становления психики, но и становления в самом широком смысле этого слова. Фрейд заглядывает по ту сторону душевной жизни, пытаясь понять непостижимые для него феномены психического, далеко выходящие за рамки принципа удовольствия.

До этого Фрейд считал, что принцип удовольствия правит всей душевной жизнью. Но с течением времени он стал отмечать противоречия, нарушающие этот принцип повсюду и повсеместно. В частности, травматические неврозы, детская игра и явления переноса, наблюдаемые в клинической практике психоанализа, которые наглядно демонстрируют, как человек упорно, словно по принуждению повторяет и воспроизводит травматический опыт своей жизни.

В своих попытках понять явления, сопровождаемые травматические неврозы, детскую игру, явления переноса в психоанализе, Фрейд раскрывает принцип навязчивого повторения, который рушит первую теорию влечений, когда сексуальные влечения противопоставляются влечению к самосохранению. В работе " По ту сторону принципа удовольствия" Фрейд пишет о том, что в душе имеется сильная тенденция к удовольствию, но с сожалением признает, что навязчивое повторение перечеркивает всякое удовольствие и заставляет человека испытывать такие вещи, которые никакого отношения к удовольствию не имеют.

Навязчивое повторение – вечное возвращение: разрушение или созидание?

Фрейд обнаружил, что зачастую психические стремления человека не следуют принципу удовольствия, согласно которому психика стремится получать удовольствие и избегать неудовольствия.

Несмотря на доминирующую тенденцию в психике к получению удовольствия, в то же время мы не можем не видеть, что существует стремление и к неудовольствию, причем далеко не всегда оно обусловлено требованиями реальности, которых невозможно избежать. Дети, повторяющие в игре неприятные ситуации и опыт, истории жизни невротиков, которые воспроизводят в различных ситуациях опыт неудовольствия, отношения между людьми, складывающиеся по одному образцу, отношения переноса в клинической практике психоанализа, так называемые проявления невроза судьбы – во всех этих ситуациях речь идет о постоянном возвращении, повторении одного и того же.

Фрейд обнаружил, что все эти ситуации объединяет тенденция к навязчивому повторению, которая выходит за пределы принципа удовольствия. Речь идет о навязчивом повторении, которое обладает большей принудительной силой, чем отодвинутый им принцип удовольствия. Так, мучительная, тревожная ситуация будет повторяться в уме человека вновь и вновь, порой впоследствии воплощаясь в различных формах и разыгрываниях в тех или иных жизненных обстоятельствах.

Психологический смысл навязчивого повтора Фрейд видел в потребности овладеть травматическим опытом, который вызвал нарушение покоя. Это попытки связать энергию возбуждения, чтобы справиться с этим пугающим наплывом возбуждения психическими средствами. Травмирующее переживание нарушает состояние единства и связности в психическом аппарате, вызывая беспокойство и напряжение, в то время как в психике действует тенденция к статическому равновесию, т.е. потребность максимально снизить напряжение (принцип нирваны) или хотя бы поддерживать его на постоянном уровне (принцип постоянства).

Возникшее в результате травмирующего внешнего или внутреннего влияния возбуждение, беспокойство или напряжение психика стремится связать с помощью какого-либо психического содержания, т.к. со связанной энергией затем уже можно справиться психическими средствами, и это позволит снять возбуждение и ощутить желанное успокоение.

Принцип навязчивого повторения – ключевой принцип работы психического аппарата. Вернуться в то состояние, которое было раньше, чтобы вновь пережить его, стремление вернуться в прежнее состояние, предшествующее травмирующему напряжению.

Таким образом, открытием Фрейда стало обнаружение повторения как базовой формы психической работы. Но это компульсивное повторение имеет не ситуативный характер, оно носит очень жесткий, навязчивый, императивный характер. Именно это обстоятельство позволило Фрейду предположить, что за принципом навязчивого повторения стоит жесткий императив – инстинктуальное влечение, а не просто тенденция к повторению.

Эрос и танатос – стремление к восстановлению прежнего состояния

В работе «По ту сторону принципа удовольствия» Фрейд обрисовал картину борьбы между жизненными процессами и статической неорганической природой. И это описание – прекрасная метафора происходящей в психике борьбы, битвы психического мира. Столкновение сил, стремящихся к нарушению покоя, к напряжению, к усложнению, с силами, сдерживающими эти устремления.

Все повторения следуют одной цели – вернуться к прежнему состоянию вещей. Перелеты птиц, миграции животных являются проявлениями тенденции к повторению. Фрейд приходит к мысли о том, что жизнь проявляет себя как нарушение покоя, которое было присуще состоянию неживой природы. Безжизненность – самое раннее состояние живого. Случайно возникнув из неживого, жизнь проходит долгим, окольным путем, возвращаясь к состоянию безжизненности.

Итак, в этой работе Фрейд вводит новый принцип – влечение к смерти, это бинарная оппозиция к влечению к жизни. Тенденциям жизни противодействует тенденция к снижению напряжения, т.е. влечение к смерти, которое стремится к возврату в неорганическое состояние. Влечения к жизни пытаются нарушить состояние равновесия, стремясь к повышению напряжения и к усложнению возврата к неодушевленному состоянию. Влечения к смерти стремятся восстановить статическое состояние и равновесие.

Эти две тенденции всегда сосуществуют в психике человека. Наши попытки жить спокойно являются проявлениями Танатоса, а устремления нарушить свой покой, направленные на поиск новых стимулов и интересов, на обогащение жизни – все это проявления Эроса.

Как же эти сюжеты могут проявляться и раскрываться в клинической практике?

Цель Танатоса в устранении нарушения покоя. Нарушение покоя вызывается травматической ситуацией, в связи с которой возникает поток несвязанной психической энергии, не имеющей явного психического содержания и формы. Избыток такой энергии в психике порождает переживание безымянного беспокойства, напряжения, паники. Повторение – это возможность связать эту либидную энергию с конкретными образами, сюжетами, тревогой, аффектами. Успокоение происходит через связывание этих образов и тревоги и означает развитие степени связанности.

И таким образом, влечение к смерти мы можем понимать, как силу, противостоящую несвязанному либидо, т.е. силу одновременно и деструктивную, вынуждающую человека прибегать к неадекватным, жестким и ригидным защитам, избегать любых напряжений, но и связывающую, т.е. способствующую психической переработке внутренних и внешних стимулов, опыта жизни.