Студия современного психоанализа Голеневой Л.В.

с 10:00 до 22:00
Ежедневно

г.Москва м.Новослободская,
ул.Селезневская, д.11а с.2

О работе Зигмунда Фрейда «Введение в нарциссизм»

Статья З.Фрейда «Введение в нарцизм» написана в 1914 году. Для Фрейда нарциссизм – одна из ключевых тем, он довольно много писал о нарциссизме. Статья 1914 года – это попытка анализа и резюмирования накопленного опыта психоаналитической практики к этому моменту. Это зрелый опыт изложения психоаналитической практики, переломный момент, когда взгляды Фрейда на природу неврозов и психозов расширяются, меняются его представления о психическом функционировании в целом.

Нарциссизм – схема развития либидо

Фрейд делает попытку расширения понятия «нарциссизм». В самом начале статьи он упоминает о том, что термин «нарциссизм» заимствован им из описанной P. Nacke в 1899г. картины болезни, в контексте которого термин «нарциссизм» обозначает состояния, когда человек относится к своему телу, как к сексуальному объекту. Т.е. нарциссизм рассматривался как болезнь, как перверсия.

Фрейд отмечает, что отдельные черты нарциссического поведения обнаруживаются у многих людей, не страдающих сексуальными перверсиями, и проявления либидо, которые он связывает с нарциссизмом, наблюдаются довольно широко и у людей с нормальным сексуальным развитием. 


Клинический опыт Фрейда показывал, что лица, страдающие невротическими расстройствами, также могут демонстрировать нарциссическое поведение, никак не связанное с перверсиями, а являющимся «либидонозным дополнением к эгоизму инстинкта самосохранения, известную долю которого с полным правом предполагают у каждого живого существа» (Фрейд).

Первый факт нарциссических проявлений, отмеченный Фрейдом в этой статье, нарциссические проявления у гомосексуальных людей. Клинический опыт обнаруживает эту связь: нарциссизм – гомосексуальность.

Второй клинический факт – деменция прекокс, или шизофрения. У шизофреников наблюдается двойной симптом – бред величия и потеря интереса к внешнему миру. В чем заключаются особенности ухода шизофреника от внешнего мира, что за психический процесс стоит за этим уходом? Для Фрейда это ключевой момент.

У невротика нарушено нормальное отношение к реальности, но при этом интерес к внешним объектам не утрачивается. Невротик интроецирует объект, и тот теперь живет в его фантазии, человек вступает в отношения с воображаемым объектом. При шизофрении же либидо отрывается от объектов и направляется на собственное Я, это состояние Фрейд называет нарциссизмом, точнее, вторичным нарциссизмом.

«Нарциссизм парафреника, возникший вследствие перенесения либидо на собственное Я, является, таким образом, вторичным, появившимся на почве первичного, до того затемненного разнообразными влияниями».

Связь либидо с объектами у шизофреника не подменяется, как в случае неврозов, продуктами собственной фантазии. Шизофреник отказывается от внешнего мира, совершает уход от реальности.

И, наконец, третий факт, иллюстрирующий ранние этапы развития либидо, наблюдение психических процессов у примитивных народов и маленьких детей, для которых характерны представления о собственном величии и всемогуществе. Это контекст магического переживания мира – вера во всемогущество мысли, жеста, сверхъестественную силу слова, магические приемы воздействия на внешний мир.

Наблюдая эти явления, мы видим, что первично либидо концентрируется на собственном Я, и лишь впоследствии часть его переносится на объекты. Т.е. любой нормальный человек начинает с первичного нарциссизма – аутоэротизма, и возвращения адресации либидо Я.

Фрейд приводит образ амебы с псевдоподиями. Как происходит движение либидо, связанное с объектными катексисами? По аналогии с амебообразным существом, псевдоподии которого то адресуются внешнему миру, то забираются обратно. Так и либидо свободно перекатывается – от Я через псевдоподии к внешнему миру, и может обратно возвращаться в Я, как псевдоподии амебы.

Психология Я – нарциссизм как веха в развитии Я

Следует отметить, что к этому времени Фрейд много уже работал с неврозом переноса, а нарциссические ситуации и психозы еще не так известны. И Фрейд говорит о том, психологию Я мы можем понять только через шизофрению. Точно также как психическое устройство мы вообще понимаем через анализ неврозов, а вот именно инстанцию Я мы можем понять через деменцию прекокс.

И ведь с Я не все так просто: изначально единства Я нет, Я должно развиться. Но как это происходит? Для Фрейда важно это понять. 


В этой статье Фрейд вступает в дискуссию с Юнгом, который сомневался в идее Фрейда о то, что при деменции прекокс утрата функции реальности связана с отрывом либидо от объекта и концентрацией его на Я. В этой связи проблема еще и в том, что Фрейд расширяет понятие либидо с сексуального значения на психологические интересы человека, в чем Юнг видел отказ Фрейда от прежней теории либидо. В ответ на приводимый Юнгом пример аскетического анахорета, который отказывается в вовлеченности в мир, но при этом не страдает деменцией прекокс, Фрейд объясняет это явление возможностью сублимации анахоретом своей любви к Богу, природе, всему живому, при этом либидо его не подвергается интроверсии на область фантазии (как в неврозе) и не возвращается в Я (нарциссические неврозы, психозы).

Итак, Фрейд приходит к мысли о том, что у Я, у так называемого индивида нет единства, оно наступает позже, Я должно сложиться. И нам нужно посмотреть, как либидо адресуется Я, как они соединяются. По мысли Фрейда, изначальны аутоэротические влечения, следовательно, необходимо добавить новое психическое действие, чтобы сформировать нарциссизм.

Для того, чтобы найти ответы на эти вопросы, чтобы понять нарциссизм, Фрейд обращается к таким явлениям, как органическое заболевание, ипохондрии, состояния сна и проявления любовных чувств у мужчин и женщин. Все эти явления связаны с нарциссическими переживаниями.

Оно и понятно, заболевая, человек становится гораздо более нарциссичным, он отвлекается от внишнего мира, больному не до него. Фрейд приводит цитату одного автора о страдающем от зубной боли: «Его душа пребывает исключительно в тесной ямке бокового зуба». По мысли Фрейда, это ситуация, когда либидо и интересы Я соединяются. Страдающий физической болезнью человек на время утрачивает и способность любить, испытывать сексуальный интерес. «Больной сосредоточивает свое либидо на своем Я, отнимая его у объектов с тем, чтоб по выздоровлении вернуть его им».

В подобных состояниях происходит нарциссический возврат к самому себе. В этом ряду Фрейд приводит еще сновидение. Во сне, как и в деменции прекокс, мы полностью обращены на самого себя.

Ипохондрия. Мучительные, болезненные телесные ощущения, а сам орган здоров. Как это можно понять? Ведь это не боль, которая вызывается поражением ткани? Что тогда?

Фрейд обрисовывает параллельные ряды: объектное либидо – актуальные неврозы – неврозы перенесения – невротический страх, и другой ряд: Я-либидо – парафрения - ипохондрия – противоположность невротическому страху. Первые зависят от объект-либидо, вторые – от Я-либидо. Происходит накопление и застой либидо объектов (невроз) и накопление и застой Я-либидо (нарциссические неврозы, психозы).

Эта сложная экономика либидо: объект-либидо и Я-либидо, от которой и зависит, по мысли данной статьи, наше психическое и телесное благополучие. Мы можем заболеть влюбившись, и тогда нам нужно перестать быть влюбленным, или же нам нужно влюбиться для того, чтобы перестать болеть. Т.е. нам необходимо с этим застоем либидо как-то справиться, что-то с ним сделать.

Мы можем отреагировать моторно. Но есть и иные способы отведения возбуждения - внутренняя переработка. Для внутренней переработки не важно с реальными или нереальными объектами она имеет дело. Процесс психической переработки нарушается, когда объекты только исключительно фантазийные, здесь происходит сбой, я консервируюсь, не могу ненавидеть, не могу любить, все время возвращаюсь к одним и тем же фигурам. Это происходит с невротиками.

Фрейд связывает механизмы заболевания и симтомообразования при неврозах перенесения с накоплением и застоем либидо объектов, а феномены ипохондрии и шизофрении с застоем Я-либидо.

К чему прибегает психотик, чтобы с этим застоем справиться?

При шизофрении либидо, освободившись вследствие фрустрации и несостоятельности человека в жизненной борьбе, не останавливается на объектах фантазии (как при неврозах перенесения), а возвращается в Я. Фрейд пишет: «Нам известно, что страх (при неврозах перенесения) может смениться дальнейшими продуктами психической переработки в виде конверсий, реактивных образований, фобий. При парафрении вместо всех этих процессов наступает попытка к самоизлечению, которая и вызывает все наблюдаемые нами явления болезни».

Т.е. речь идет о попытке нарцисса выздороветь собственными силами. Но когда он предпринимает эти попытки на других он производит впечатление по-настоящему заболевшим. Бред – это защитное мероприятие, посредством которого человек восстанавливает целостность своего внутреннего мира.
Любовная жизнь людей – еще один путь к исследованию нарциссизма. Фрейд говорит о том, что первые аутоэротические сексуальные удовлетворения переживаются в связи с важными для жизни, служащими самосохранению функциями. Изначально сексуальные влечения соединены с влечениями Я. Лишь позже сексуальные влечения и влечения Я приобретают отдельность и самостоятельность.

Первым сексуальным объектом является мать или лицо, которое ее заменяет. С этим образом связан опорный выбор объекта – по заботящемуся типу, это поиск опоры. Но встречаются лица, выбирающие объект не по прообразу матери, а по их собственному – так называемый нарциссический выбор объекта. Такие лица ищут в любви самих себя (в силу нарушений в развитии либидо).

Фрейд говорит о том, что для каждого человека открыты оба пути выбора объекта – и опорный, и нарциссический. Для опорного типа выбора объекта характерна «переоценка объекта, которая, вероятно, происходит от первоначального нарциссизма ребенка и выражает перенесение этого нарциссизма на сексуальный объект. Такая сексуальная переоценка делает возможным появление своеобразного состояния влюбленности, напоминающего невротическую навязчивость, которое объясняется отнятием либидо у Я в пользу объекта».

При нарциссическом выборе объекта путь к любви к объекту бывает затруднен, необходимо сделать в своем развитии шаг от (вторичного) нарциссизма к любви к объекту. В связи с этим Фрейд говорит о несовпадениях в любви и в любовных выборах.

В любви по нарциссическому типу Фрейд видит такие возможности: любишь то, что сам из себя представляешь (самого себя), то, чем прежде был, то, чем хотел бы быть, лицо, бывшее частью самого себя. В любви по опорному типу любишь вскармливающую женщину либо защищающего мужчину.
Также Фрейд говорит о возрождении нарциссической любви, а также нарциссизма родителей в проявлениях родительской любви к своему ребенку.

Эротическое и идеализируемое – проблема несовпадений в любовной жизни - идеал Я

Фрейд в этой работе сознательно обходит стороной вопросы, связанные с причинами нарушений в формировании нарциссизма у ребенка. Его интересует, какова может быть связь комплекса кастрации с проблемами нарциссизма.

Комплекс кастрации – что является структурными моментами события кастрации и как это м.б. связано с нарциссизмом?

В ходе развития у взрослого человека уменьшаются и смягчаются те нарциссические проявления, которые столь ярко выражены у маленьких детей – «бред величия ослаблен и психические признаки, по которым мы заключаем о его инфантильном нарциссизме сглажены» (Фрейд). И Фрейда волнует, что же стало с Я-либидо взрослого человека, не перешло ли оно полностью на привязанность к внешним объектам.

Ответ на этот вопрос, естественно, неоднозначен, и Фрейд в поисках ответов обращается к психологии вытеснения. Известный факт – либидинозные влечения, вступающие в конфликт с представлениями человека, подвергаются вытеснению. И здесь Фрейд начинает говорить о формировании инстанций (предвосхищение второй топики). Он говорит о той части Я, для которой важно сохранение чувства самоуважения, иначе - соответствие некоему идеалу, идеальному Я.

Т.е. образовании идеала является условием вытеснения. «Этому идеалу Я досталась та любовь к себе, которой в детстве пользовалось действительное Я. Нарциссизм оказывается перенесенным на это новое идеальное Я, которое, подобно инфантильному, обладает всеми ценными совершенствами» (Фрейд).
Таким образом, идеал Я компенсирует утраченный нарциссизм детства с его чувством всемогущества и ощущением собственного совершенства.

Сравнивая идеализацию и сублимацию (которые часто люди в своем понимании смешивают, не отделяя одно от другого), Фрейд пытается проследить судьбу жизни влечений в том и другом случае. Он различает сублимацию и идеализацию. Что более ценно для психической жизни? Это понятийно различные вещи, сублимация имеет дело с влечениями, а идеализация – с объектами.

Образование идеала повышает требования Я и является самым благоприятствующим моментом для вытеснения. Сублимирование же – единственная защита, дающая возможность удовлетворения влечения, и которая не требует вытеснения.

«В ущерб правильному пониманию часто смешивают образование Я-идеала с сублимированием влечения. Тот, кто отказался от своего нарциссизма во имя высокого Я-идеала, не должен еще благодаря этому непременно успешно сублимировать свои либидонозные влечения. Хотя Я-идеал и требует такого рода сублимирования, но не может его вынудить; сублимирование остается особым процессом, развитие которого совершенно не зависит от того, чем этот процесс вызван».

У идеализации есть и параноидная составляющая. Фрейд пишет об этом, и мы понимаем, что описываемая им инстанция Я (призванная наблюдать за Я, за тем, чтобы Я соответствовало этому идеалу) – это будущее Супер-Эго (Сверх-Я). И признание этой инстанции раскрывает для нас понимание так называемого бреда отношений, прослеживаемого в симптомах параноидных заболеваний.

«Подобная сила, которая следит за всеми нашими намерениями, узнает их и критикует, действительно существует даже у всех нас в нормальной жизни. Бред наблюдения изображает ее в первоначальной регрессивной форме, при этом раскрывает ее генезис и основание, почему больной и восстает против нее».

Развитие Я связано с отходом от первичного нарциссизма, что может быть сопряжено с чувством неудовольствия для индивида, т.к. он утрачивает представление о собственном всемогуществе и совершенстве. И перемещение нарциссических побуждений на идеал Я перенаправляет и интересы человека, что способствует тому, что удовлетворение проистекает уже из приближения и осуществления этого идеала. Эти траектории могут быть разнообразными - так что субъект может размещать нарциссический катексис в других (в объектах) и даже направлять на себя объектный катексис.

Затем Я может отдавать свои либидинозные привязанности объектам, тем самым происходит перенос на другого нарциссического совершенства раннего Я. Фрейд рассматривает отношения любви, пытаясь различать объектное и нарциссическое либидо. В этом мы видим много трудностей, витиеватых движений, сложной динамики соотношения эротического (либидинозного) и идеализируемого. Так и любовная жизнь, которая вся состоит из несовпадений, в которой идеальное, идеализируемое с таким трудом сопрягается с реальностью.

И, наконец, Фрейд совершает виток в своем движении мысли к социальной жизни индивида. «От идеала Я широкий путь ведет к пониманию психологии масс» (Фрейд). И чем оборачивается невозможность найти удовлетворение в области Я-идеала в социальной жизни индивида.

(5)