Студия современного психоанализа Голеневой Л.В.

с 10:00 до 22:00
Ежедневно

г.Москва м.Новослободская,
ул.Селезневская, д.11а с.2

Мир проекций - проекция как защитный механизм

Проекция – защитный механизм психики

В жизни довольно часто мы сталкиваемся с недопониманием в отношениях, неправильным истолкованием смысла слов или действий партнеров, приписыванием чужеродных мотивов – собственным и других людей. Иной раз подобные ошибки восприятия (наши собственные и других) принимают самые фантастические формы и размеры, приводя к неразрешимым недоразумениям, разрушая отношения и связи, мешая взаимопониманию.

Все это происходит потому, что мы живем в мире проекций. В психологии проекция – это приписывание другому человеку (или объекту) собственных качеств, чувств, намерений. Т.е. это ситуация, когда внутреннее мы воспринимаем как приходящее извне. Приписывается другим, как правило, то, что скрывается от самого себя, что невозможно в себе воспринимать, а также социально неприемлемое.


Лодка на пруду


К примеру очень эгоцентричный человек, подавляющий собственные чувства и переживания, может говорить о других так: «Люди очень эгоистичны, им нет никакого дела до других, каждый беспокоится только о себе!».

Фрейд, описывая проективные механизмы, действующие в психике людей, говорил об этом, как о бессознательном процессе, при котором то, что мы отвергли в себе, возвращается к нам извне. При действии проективных механизмов психическое содержание всегда возвращается обратно, но возвращается оно в виде чего-то постороннего, «не нашего», чужого.

В самых грубых формах проекции это происходит буквально, когда человек слышит голоса, видит галлюцинации, т.е. человек слышит или видит то, чего нет в реальности. В этих ситуациях мы говорим о психотическом переживании – отчужденные и спроецированные вовне собственные психические переживания, мысли, чувственные восприятия возвращаются как посторонние голоса или видения. Человек избавляется от каких-то содержаний психики, но они возвращаются к нему как чужое, чуждое, а потому опасное и неведомое, приобретая фантастические образы и очертания.

В большинстве же случаев проекция не принимает столь грандиозного характера, настолько сильных искаженных форм, но тем не менее она, в своих грубых формах, может сильно искажать и преломлять наше понимание, смысл ситуации, особенности того или иного человека, контекст разговора и т.д. 


Следует отметить, что Зигмунд Фрейд говорил о проекции как в нормальном, так и в патологическом функционировании. Мелани Кляйн описывает проекцию как базовый защитный механизм психики, который начинает функционировать очень рано, в эпохе младенчества. Первые проекции младенца – проекции собственной агрессии в образ матери.

Многие люди знают это понятие, термин «проекция», знакомы с ним хотя бы поверхностно, в общих чертах, но тем не менее не могут перестать проецировать собственные внутренние события на других людей. Почему так происходит? Скажу сразу, что нам и не нужно стремиться избавиться от проекций, мы не сможем этого сделать. Но смягчать наши проекции. Вопрос не в том, чтобы мы перестали проецировать, т.к. это невозможно, а в степени проекций, а также в том, что проецировать.

Проекции и иллюзии восприятия

Что влияет на наше восприятие реальности? Конечно же, многие факторы - внешние, так и внутренние. Но, имея дело с проективными механизмами, мы исследуем именно внутренние аспекты нашего восприятия мира. Именно этот пласт нас интересует сейчас.

На уровне тела аналог проекции – это выплевывание, сама возможность выплюнуть, т.е. попросту избавиться от чего-то неприятного, приносящего неудовольствие. И в психическом смысле мы можем также сказать, что проекция – это способ избавиться, сказать «нет» чему-то царапающему нас изнутри, что ощущается как неприемлемое, нежеланное, несвоевременное в данный момент.

Таким образом, проекция поднимает для нас проблему границ – границы между мной и другим, между мной и миром, что здесь принадлежит мне, а что другому – мое или не мое. Т.е. идея и связанная с ней проблематика своего и чужого, обнаружения границ или их стирания. С этим связаны также ситуации, когда человек не способен что-то принимать, с чем-то иметь дело, отсюда проблемы избегающего поведения. Подавляющее большинство иррациональных страхов людей связаны именно с механизмами проекции.

Например, человек, который боится ездить в метро. Подлинный источник опасности находится внутри него – это некое бессознательное угрожающее представление, от которого он избавляется с помощью проекции, помещая эту угрозу во внешний источник (в данном случае, метро) и привязывая свой страх к этому объекту.

Часто приписываются агрессивные чувства окружающим. Оно и понятно, ведь переживание агрессии в себе крайне болезненно, к тому же взрывоопасно. Или, напротив, отправляется вовне слабость, некомпетентность, неспособность понять, интеллектуальная недостаточность. В подобных ситуациях проекцию можно сравнить с поговоркой - в чужом глазу соринку замечу, а в своем бревна не замечаю.

Бывают проекции другого порядка. Например, проекция своего идеального Я – т.е. человек воспринимает другого как часть своего идеального Я. При этом происходит нарциссическое расширение собственного Я. Как правило, такая идеализация сменяется жестким разочарованием и связанным с этим обесцениванием прежде идеализируемого другого, тогда в него проецируются «плохие» части Я.

В самом широком смысле мы можем сказать, что проекция лежит в основе всех продуктов человеческой деятельности — культуры, мифологии, религии, искусства, политики, общественных образований.

Итак, как происходит восприятие? Мы прекрасно понимаем, что внутренний опыт не может сложиться без внешних факторов, но при этом важно понимание, что внутренний опыт никогда не равен воздействию внешних факторов, в этом смысле внутренний опыт обладает собственной автономией.

Что же происходит в момент встречи внешнего и внутреннего. Наше восприятие отнюдь не объективное, как некое зеркало, а оно зависит от огромного количества внутренних факторов – настроения, ожиданий, состояния, самочувствия. Но не только от таких, можно сказать, локальных аспектов, а в основе своей от генерализованного опыта всей нашей предшествующей жизни и связанными с этой генерализацией представлений, убеждений, в подавляющей основе бессознательных.

Сейчас ни для кого не секрет, что каждый из нас обусловлен в своем поведении некоторыми основными образами, чувствами, личными лейтмотивами, желаниями, которые мы строим в своей душе на ранних этапах жизненного опыта. Эта та сила в нас, которая стоит за троном Эго. И проекция вытаскивает наружу этот опыт, эту скрытую за троном Эго силу. В этом, собственно, смысл проекции и состоит. Не в том, чтобы увидеть это в других, а через обнаружение в другом, найти это в себе, т.е. вернуть себе собственную проекцию.

Ведь наше восприятие реальности – это не пассивный акт, не отражение внешней ситуации в том виде, в каком она как бы задана. В процессе восприятия принимают активное участие внутренние факторы, которыми мы обусловлены - особенности нашей истории, мышления, мировосприятия в целом. Это, скорее, активный акт, в котором участвует наше воображение, активизируемое нашей направленностью к чему-либо, желанием обнаружить нечто, или, наоборот, желанием чего-то избежать, не заметить, уклониться от встречи с неприятным. Можно сказать, что мы не просто воспринимаем реальность, а мы ее творим, создаем, конструируем.

Пока мы не знаем себя, мы проецируем неосознаваемые части себя, своей личности на других, в свою очередь, становясь экранами для их проекций. Мы проецируем в том числе наши давние ожидания, страхи, предубеждения, надежды и мечты. Такие проекции в самых драматичных своих проявлениях могут стать тюрьмой для нас самих и наших партнеров, способствуя ригидности, однообразию, застою в жизни и в отношениях, разочарованиям и разрывам.

Итак, мы понимаем, что окружающее, мир, другие люди не таковы, какими мы их воспринимаем, видим. Но при этом для нас крайне важно именно то, как мы видим все это. И проблема заключается в том, как истолковывать собственное восприятие.

Наш мир таков, каким мы его создаем - от иллюзий к пониманию себя и другого

Итак, мы понимаем, что наши убеждения лежат в основе того контекста жизни, который мы проживаем, и за любым выбором человека стоят глубоко укоренившиеся убеждения, которые в основе своей бессознательны.

И здесь мы обращаемся к сфере соотношения и взаимодействия реального и воображаемого. Проблема в том, чтобы учиться видеть реальность, распознавать ее, распознавать себя, отделять одно от другого. Но опять же, что значит увидеть реальность? Ведь мы не можем увидеть всю реальность, во всей ее полноте. В этом смысле объективность – недостижимый идеал, мы можем лишь приближаться к более точному пониманию происходящего.

Мы имеем дело не с утверждениями, а с предположениями. В психологии есть такое понятие, как священная рана. Священная рана (Джин Хьюстон) – это мощное, ранящее переживание, с которым человек не может справиться собственными силами. Часто это травматическое состояние проецируется психикой человека на внешнюю реальность (либо на собственное тело). Тогда внешняя реальность постоянно подвергается модификации этим негативным тяжелым переживанием человека. Но человек может этого не осознавать, ни сном, ни духом, что называется.

В связи с этим очень важно вспомнить свое прошлое, всю свою жизнь, исследовать и обнаружить ключевую драму своей жизни, как это преломляется в особенностях нашего восприятия мира, восприятия людей. Мы обнаруживаем этот образ священной раны и пытаемся связать его с проекциями, как этот образ проявлен в наших реальных отношениях с людьми, что мы проецируем в них.

Пытаясь наблюдать собственные восприятия, а также проекции с ними связанные, мы можем поднимать эти покровы, постепенно приближаясь к осознаванию более глубоких вещей в себе. Тогда с нами могут случиться перемены. Вообще, любая перемена начинается с того, что вы что-то начинаете по-другому воспринимать. М.Пруст как-то сказал: «Магия открытия заключается не в обнаружении новых ландшафтов, а в приобретении новых глаз».

Без проекций и дальнейшей идентификации с этими проекциями не происходит развитие нашего Я, нашей личности. Когда наша способность выходить за пределы собственных проекций и ожиданий укрепляется, мы можем видеть мир совсем иным, и также видеть другого человека в гораздо большей подлинности, в его естестве.

И проблема в связи с действием проективных механизмов заключается вовсе не в том, чтобы мы преодолели проекцию, научившись все «правильно», объективно воспринимать. В этом смысле нет объективности, объективность – некий абстрактный конструкт, недостижимый идеал. Наша жизнь пронизана диалектикой. Что мы можем сделать – это пытаться связывать противоречивые части нашего опыта, пытаясь примирять эти противоречия, исследуя возникающие в этом процессе взаимные перекрестные проекции - собственные и чужие.

Тогда мы сможем увидеть собственную красоту, а также красоту других людей, красоту окружающего мира.

Красота в глазах смотрящего

Есть такое известное выражение «Красота в глазах смотрящего». Исходя из этого понимания, та красота, которую мы видим в другом человеке, в мире – это отражение нашей собственной красоты.

Мир не меняется, жизнь не меняется, мир такой, какой он есть. Меняемся мы. Меняется наш взгляд на жизнь, на самих себя, на других людей. Когда мы видим и ощущаем собственную красоту, именно тогда мы начинаем замечать красоту вокруг себя. В этом контексте та красота, которую мы видим в мире – это наша собственная красота, которую мы через других людей, через другие объекты (созданные нами или кем-то другим) отражаем.

(4.8)
  • Комментарии
Загрузка комментариев...