Студия современного психоанализа Голеневой Л.В.

с 10:00 до 22:00
Ежедневно

г.Москва м.Новослободская,
ул.Селезневская, д.11а с.2

Х.Файмберг «Слушание слушания» - Аналитическое пространство, аналитическая коммуникация и последействие

Сдвиг парадигмы от измерения влечения к измерению взаимоотношений - поиск энергетического равновесия или опыт разделенности переживаний?

Зигмунд Фрейд определил психоанализ как «теорию переноса, сопротивления, конфликта и защиты» (1914). С тех пор прошло немало лет, но это определение по-прежнему остается фундаментом психоаналитической работы. Хотя при этом взгляды на перенос и сопротивление, а также на природу конфликта и смысл защит претерпели определенную трансформацию.

Идеал абсолютно нейтрального и объективного аналитика, молчаливого и фрустрирующего потребности пациента, постепенно уступает место представлениям о совместно создаваемом пространстве, сознательной и бессознательной коммуникации между пациентом и аналитиком, когда на первый план выходит контекст отношений.

Поначалу патология пациента виделась как отношения вытесненного и вытеснения и связанного с ними сопротивления. Ситуация переноса связывалась с интрапсихическим конфликтом пациента, когда желание удовлетворения инфантильных влечений встречалось с собственными же противоборствами, вследствие чего в аналитической ситуации мы сталкивались с феноменом сопротивления.

Произошла важная трансформация - смещение акцента с бессознательных инфантильных влечений и связанных с ними интрапсихических конфликтов на сферу отношений, взаимной коммуникации между пациентом и аналитиком. Из измерения влечений мы перешли в измерение взаимоотношений, и перенос начал мыслиться в динамике отношений пациента и аналитика, а не сквозь призму интрасубъективного конфликта пациента.

В этой связи усилился интерес к такому феномену как контрперенос, который в сменившейся парадигме видится как естественное следствие и дополнение переноса. Фрейд видел в контрпереносе преграду к свободе понимания пациента психоаналитиком, и для того, чтобы с этим справиться, он настаивал на концепте нейтральности для аналитика. В течение многих лет к контрпереносу сохранялось негативное отношение. Контрперенос? Это сопротивление аналитика. Чувства у аналитика? Нет, этого быть не должно. Но тем не менее…

Но, как сказал Бион – хороших аналитиков не бывает, никогда. И, действительно, с трудом можно себе представить аналитика, который находясь в режиме «здесь и сейчас» сессии не вступает в отношения со своими эмоциональными переживаниями, все осознает, производит постоянный мониторинг собственного контрпереноса и, основываясь на этом тут же распознает процессы переноса у пациента, а дождавшись нужного момента (когда пациент готов к этому) делает интерпретацию.

Все это требует большого времени и усилий. Аналитик может осознавать по истечении какого-то времени, с опозданием, ретроактивно наделять смыслом какие-то вещи, события сессии. Он пытается услышать свои чувства, чувства пациента, связывать их, задаваться вопросами и долго ждать на них ответов, пытаясь понять смыслы происходящего, не спеша с выводами, а получая понимание и знание из канвы коммуникации с пациентом, когда невербальные аспекты сессии становятся столь же значимыми, как и вербальные. И концепция Хайди Файмберг «Слушание слушания» раскрывает именно такой подход в аналитической работе.

Контрпереносная позиция аналитика – слушание слушания

Фрейд говорил о свободно парящем внимании аналитика на аналитической сессии. По мысли Фрейда, суть аналитического слушания в том, чтобы аналитик был способен отдаться собственной бессознательной психической деятельности в состоянии равномерно распределенного внимания. При этом в поле зрения аналитика несколько базовых аспектов, в том числе сознательные аспекты коммуникации, так и бессознательные.

Хайди Файмберг в своем подходе опирается на концепцию аналитического слушания. Она определяет позицию аналитика в аналитическом пространстве как контрпереносную. Свой подход она называет «слушание слушания». Данный подход предполагает работу аналитика, связанную с поиском в ответах пациента следов, позволяющих обнаружить бессознательные идентификации пациента, которыми он отозвался на интерпретацию аналитика.

Файмберг исходит из того, что что «речь пациента и восприятие им того, что он слышит, определяются его бессознательными идентификациями, которые являются составной частью его психики» (Файмберг). Т.е. пациент как бы заново интерпретирует слова аналитика, и эти реинтерпретации, которыми отозвался пациент, могут быть неявными, поэтому важно, чтобы внимание аналитика было направлено на их тщательное исследование.

Естественно, что после реинтерпретации анализантом интерпретации аналитика смысл последней может кардинально поменяться, на что и направлено внимание аналитика. Т.е. полное понимание собственной интерпретации, ее значения и смысла для пациента, аналитик получает лишь при ответе анализанта.

Получается, что смыслом интерпретация аналитика наделяется ретроактивно, после того, как пациент дал отклик на нее. И Файмберг выводит положение о том, что полный цикл работы интерпретации включает в себя помимо формулирования самой интерпретации также ее переработку пациентом, дальнейшие попытки аналитика отыскать следы этой переработки, а затем совместную работу аналитика и пациента - аналитический диалог с целью обнаружения нового понимания ситуации и проблем пациента, переосмысления его личной истории, расширения возможностей эмоционального опыта.

Ретроактивное обретение формы

Хайди Файмберг связывает концепцию аналитического слушания с идеей последействия З.Фрейда (Nachtraeglichkeit). Идея последействия заключается в предположении того, что следы памяти и связанные с ними формы опыта и впечатления со временем изменяются и трансформируются в зависимости от нового опыта, а также на новом этапе развития. Это означает, что прежние формы опыта с течением времени, впоследствии при приобретении нового опыта и иного понимания могут приобретать другой смысл, иную психическую акцентуацию для нас.

Т.е. последействие предполагает переработку прошлых событий, и именно эта переделка, переработка придает определенный смысл этим событиям, сообщает им действенность в психическом пространстве, а в некоторых ситуациях даже активирует заложенную в них потенциальную патогенную силу или угрозу.

Клиническая задача психоанализа заключается в том, чтобы помочь пациенту в понимании себя, в раскрытии и интеграции в психические структуры тех неосознаваемых аспектов Я, которые субъективно переживаются пациентом как опасные, представляющие угрозу для него. 


И в этом смысле аналитический опыт позволяет нам исследовать и входить в контакт с переживаниями, истоки которых лежат вне области сознательного понимания себя пациентом. Т.е. наша цель – найти связи с личными, может быть, даже очень ранними переживаниями и с воспоминаниями о них, ведь какие-то следы всегда остаются.

Следует отметить, что в ходе индивидуального развития эти воспоминания прошли множество трансформаций и породили много производных значений и смыслов (добавленные после – Фрейд). И в аналитической работе мы пытаемся обнаружить и прояснить эти значения.

Механизм же последействия предполагает обнаружение тех значений, которые выявляются позднее, т.е. после определенной задержки. В аналитическом пространстве благодаря созданию аналитической коммуникации у пациента появляется возможность обнаружить недоступный для переработки прежний опыт (возможно, травматичный), прояснить и переработать этот опыт, добраться до новых смыслов этого опыта.

Хайди Файмберг определяет последействие не просто как отложенное действие (как иногда переводится и трактуется это понятие), так сказать, до лучших времен, а как ретроактивное наделение смыслом. И из сочетания концепции аналитического слушания и последействия она и формулирует идею "слушания слушания".

По мысли Файмберг, слушание слушания позволять аналитику быть ретроактивно в курсе того, что задействовал пациент в отношении него. «Слово "отложенный" обозначает всего лишь какую-то временную отсрочку и не отражает полностью идею ретроактивности и переформулирования, посредством которого определенное психическое содержание наделяется новое наполнение. Nachtraeglichkeit, то есть ретроактивное наделение смыслом, представляет из себя фундаментальную психоаналитическую концепцию.

Использование этой концепции можно ограничить моментом наделения новым смыслом записи в памяти, но я решила расширить ее применение и на операцию наделения новым смыслом, имеющую место в аналитическом пространстве и состоящую из двух неразделимых фаз, а именно: фазы ожидания и фазы ретроактивного действия. Моей целью является показать, как этот механизм работает в аналитическом слушании» (Х.Файмберг).

Ошибка, которая служит целям анализа – несоответствие как толчок к росту

По мнению Х.Файмберг функция слушания слушания позволяет узнать, кем именно аналитик является в актуальной коммуникации с пациентом в переносе. 

Пациент, слушая интерпретацию аналитика, в ответ дает свою интерпретацию, причем в соответствии с его бессознательной идентификацией, проистекающей из личной истории пациента. И как правило, в этот момент возникают «недоразумения» (Файмберг), т.к. пациент мог услышать совсем не то, что имел в виду аналитик, формулируя свою интерпретацию. 

Ответ пациента нечто имплицирует в те смыслы, которые пытается донести аналитик своей интерпретацией. И этот момент может оказаться ключевым, именно сейчас может раскрыться нечто важное о пациенте, т.е. мы находимся в ретроактивном поиске и наделении смыслами. 

«На одном уровне то, что пациент заново интерпретирует интерпретации своего аналитика, мешает ему слушать эти интерпретации. На другом же уровне, более аналитическом, здесь можно увидеть важный инструмент для приближения к бессознательному психическому функционированию. Недопонимание таким образом становимся необходимым шагом в выявлении психической истины пациента. Этот парадокс является краеугольным камнем моего подхода» (Файмберг). 

Таким образом, концепция Слушания слушания Хайди Файмберг позволяет нам посмотреть под другим углом на проблемы, связанные с сопротивлениями пациента исследованию бессознательных процессов, а также помогает преодолеть дихотомию истины аналитика о пациенте и истины пациента (об аналитике?) – чья истина более истинна.


(3.83)
Комментарии