Студия современного психоанализа Голеневой Л.В.

с 10:00 до 22:00
Ежедневно

г.Москва м.Новослободская,
ул.Селезневская, д.11а с.2

Топография креативности - психология искусства и психоанализ творчества

Психология искусства (Л.С.Выготский) и психоанализ процессов творчества (М.Кляйн, У.Бион, Д.Винникотт) - два подхода к исследованию природы искусства и творчества


В искусстве мы сталкиваемся с множеством сложных и интересных проблем, изучение которых может пролить свет на психологию творческих процессов, а также возможности человеческого развития и роста вообще.

Социальное решение бессознательного

Л.С.Выготский в своей работе «Психология искусства» сформулировал тезис о том, что искусство – это социальное решение бессознательного. Такой подход к искусству может очень многое нам дать в плане исследования творческих процессов, природы человеческой креативности и более глубокого понимания искусства и тех процессов, которые в нем происходят. Нас интересует, прежде всего, способность человека актуализировать новые творческие силы. Какова природа этой творческой потенциальности? 

«Вершинная психология» Л.С.Выготского раскрывает нам ее социальную сторону, глубинная психология – индивидуальную человеческую природу в ее бессознательных глубинах. Но оба подхода учитывают также и обратные процессы, поэтому они являются взаимодополняющими. Объединив оба подхода, мы получаем объемное и динамическое видение природы творческих процессов.

Психоаналитическая теория интерсубъективности, теория проективной и интроективной идентификации М.Кляйн и У.Биона, несмотря на определенный акцент на субъективном в человеке, позволяет изучать человека и в отношении объективности, к социуму. Она позволяет нам исследовать и понимать феномен человека как существа, находящегося в сложных переплетениях социальных взаимодействий и связей. 

М.Кляйн ввела понятие проективной и интроективной идентификации. Проективная идентификация – процесс переноса на внешний объект своих внутренних фигур, «плохих или хороших объектов». Интроективная идентификация – обратный процесс присвоения себе «плохих или хороших объектов» и идентификация с ними. Сложная структура и динамика этих процессов раскрывает нам механизм, лежащий в основе коммуникации. 

Понятие шизоидно-параноидной и депрессивной позиции М.Кляйн характеризует расщепленное состояние психики, с преобладанием процессов дезинтеграции (шизоидно-параноидная позиция) и объединение частичных объектов и интеграция, сопровождаемая чувством тревоги и боли (депрессивная позиция). Мелани Кляйн пришла к выводу, что в основе творческих механизмов лежит способность к символообразованию, достижимая при переходе к депрессивной позиции. 

У.Бион – английский психоаналитик – ввел важные понятия контейнер-контейнируемое (контейнер – аппарат мышления, контейнируемое – переживания и мысли, процесс проецирования непереносимых частей опыта и своей личности) и альфа-функция (процесс преобразования первичных переживаний в репрезентируемые для психики образы). 

Переходы от шизоидно-параноидной позиции к депрессивной можно трактовать, как процесс постоянных переходов от дифференциации к интеграции индивидуума с людьми, и наоборот (а также с частями своего эго). Полное окончательное слияние и полный разрыв одинаково не достижимы. При полном слиянии стираются границы между субъектом и значимым другим, субъект исчезает, лишаясь своей субъектности. В то же время без значимого другого самого субъекта также нет, т.к. нет источника, откуда можно получать знание и быть познанным (осуществлять связь К в терминах Биона), ведь познавая мир и себя, человек осознает и занимает свое место в   мире, что дает ему ощущение осмысленности своего существования в этом мире. 

Теория интерсубъективной коммуникации привлекает наше внимание к сути взаимоотношений индивида и общества. Мы понимаем, что индивид есть непосредственно общественное существо. Но это явление сложнее, чем кажется на первый взгляд. Л.С.Выготский привнес новое в это понимание социальной сути человека. Являясь социальным, в то же самое время человек – явление уникальное по самой своей сути, и индивид не менее значим, чем все общество. При таком подходе человек эквивалентен всему миру, и он, действительно, является мерой всех вещей. Прообразом отношений индивид – общество выступают отношения ребенок – мать, что, собственно, и описывает теория М.Кляйн. 

Символизация и символообразование

Механизм проективной идентификации является одним из главных факторов формирования символов и человеческого общения, и определяет эмпатическое отношение к объектам. При проективной идентификации человек в некотором виде содержит в себе часть другого человека. В результате проекции плохих частей на хорошую грудь (понимающий объект), младенец становится способен повторно интроецировать те же самые части в более легко переносимой форме, после того, как объект модифицировал их посредством осмысления. Это механизм контейнирования, который лежит и в основе мышления и творчества. В процессе контейнирования до-представления соединяются с реализацией (т.е. индивидуум получает положительную обратную связь от среды), что приводит к рождению понятия, и это позволяет ему выдвигать гипотезы и строить концепции. Всякий раз, когда индивидуум или группа встречаются с проблемой познания, в действие приходят механизмы, в чем-то схожие с механизмами первичного опыта научения младенца. 

В этой первичной объектной связи ребенок полностью входит в пространство матери, фактически сливаясь с ней. В матери для ребенка сосредоточено все. Мать, являясь контейнером для младенца, «аппаратом для переваривания мыслей» (согласно терминологии У.Биона), обучает его всему, дает ему инструменты для жизни, без которых реальная жизнь человека никак не состоится. Л.С.Выготский этот процесс назвал вращиванием средств, когда происходит интериоризация внешних орудий с последующей ассимиляцией их в бессознательном. 

Ребенок встречается с требованиями независимого существования в совершенно незнакомом и опасном мире. Родители становятся для него посредниками между миром и медленно развивающимися внутренними психическими силами. Они проводят свой опыт взрослых людей в его сознание и рождающееся эго. 

Мать предоставляет ребенку свой разум и свою психику в качестве аппарата для обдумывания мыслей, ребенок, обучаясь от матери, постепенно интериоризирует функции контейнера, изначально которые выполняла для него мать (альфа-функция по Биону). Так формируется аппарат мышления ребенка, который становится контейнером для его переживаний, фантазий, проекций. 

Общество является для творца символической матерью, которая содержит в себе необходимые символы для того, чтобы перерабатывать переживания, опыт, аффекты, противоречия, подвигающие его к творчеству. Ведь любой художник творит не в пустом пространстве, сначала он осваивает технику, отрабатывает навыки мастерства, которые уже являются достоянием культуры общества, он связан тысячью нитей с внешней средой, набирая тем самым некоторую «критическую массу», необходимую для запуска творческих процессов. Он может пользоваться всем арсеналом средств и возможностей, которые к этому времени накопились в ходе культурно-исторического развития. 

Когда творение входит в мир, становясь достоянием общества, оно, в свою очередь, является контейнером для зрителя. Произведение творца активизирует в зрителе определенные внутренние пласты, динамизируя бессознательные процессы. Зрителю возвращаются его переживания и конфликты в эстетически переработанной форме. Идентифицируясь с актуальными для своего бессознательного идеями, зритель испытывает взрыв, что может приводить к катастрофическому изменению в нем, а следовательно к катарсису. 

Напомним, что Л.С.Выготский считал переживание зрителем катарсиса основой эстетической реакции. «Никакой другой термин из употреблявшихся до сих пор в психологии не выражает с такой полнотой и ясностью того центрального для эстетической реакции факта, что мучительные и неприятные аффекты подвергаются некоторому разряду, уничтожению, превращению в противоположные и что эстетическая реакция как таковая в сущности сводится к такому катарсису, то есть к сложному превращению чувств». 

И в этом акте цикл социальной проекции и интроекции «Художник и Общество» подходит к своему логическому завершению, для зрителя же становясь возможным началом новых поисков и преобразований. 

Претворение воды в вино

Итак, сначала социум являлся контейнером для художника, когда он искал вовне себя символы, знаки, инструменты, которые помогли бы ему найти решение своих внутренних противоречий, преобразовать внутренние плохие объекты, переработать чувства, а затем творение художника становится средством для преобразования переживаний (катарсиса) внутренних объектов зрителя. Источником материала для художника является его внутренний мир, а также и мир внешний – сама жизнь. Но он привносит в произведение нечто такое, что во внешнем мире еще не содержалось, а именно результат сущностного личностного преобразования (своего «О», говоря терминами Биона). 

Таким образом, то, что было бессознательным художника, выкристаллизовываясь в нем на протяжении, быть может, всей его жизни, исходя из его социальной ситуации развития, из его опыта первичных объектных отношений, а также из всех последующих связей, из результатов его осмысления, интуиции, вылившись на полотно, становится общественным или обобщается. Выготский называл это чудом искусства - «претворением воды в вино». Итог долгой и мучительной работы художника обобщается, в искусстве изживается какая-то сторона нашей психики, для которой в других сторонах жизни не находится точки приложения. Искусство дает нам возможность для переработки чувств, что, согласно Биону, является «аппаратом для переваривания мыслей» - контейнером, а по словам Выготского - «техникой чувств».

Противоречие как двигатель развития

Согласно Выготскому, противоречие является движущей силой развития, внутренней логикой его. Движущее противоречие заложено в самой социальной ситуации развития. Аффективное противоречие заложено в любом настоящем произведении искусства, и призвано к тому, чтобы не давать готовые ответы или разжеванные истины зрителю, но стимулировать его мыслительный процесс, самостоятельный поиск ответа, аутентичный индивидуальности человека. Произведение только задает вопросы, не давая никаких ответов. И в настоящем искусстве так и должно быть, по мнению Выготского, т.к. задача автора произведения – не делать заключения, а предлагать материал воображению зрителя, который завершает в себе написанный текст, ибо только такое восприятие художественного произведения и будет способствовать катарсису (катастрофическому изменению в терминологии Биона). 

Художественное творчество есть лишь интенсификация того созидательного процесса, который ежечасно ломает прежние стереотипы восприятия и создает новую реальность, в определенном смысле более достоверную, поскольку она аутентична его сознанию. И внутренняя работа, которую предполагает эстетическое восприятие художественного произведения, также будет аутентична сознанию того, кто ее проделывает, если он на это отважится. 

В произведении искусства формальная структура образа выстраивается художником таким образом, чтобы вывести противоречия, заложенные в произведении, в сознание зрителя, побудить его воспринимать их сущностно, как свои. Таким образом, в зрителе активизируются его внутренние фигуры и объекты, отзывающиеся на эти противоречия, что делает его вовлеченным в эту игру. Мы видим, как вступает в силу техника чувств, и двойственность и амбивалентность, которая двигала творцом, выносится вовне, на зрителя, позволяя ему стать полноценным свидетелем и участником этой борьбы. Согласно Выготскому, в искусстве действует принцип антитезы, который основан на том, что в нем изживается какая-то сторона нашей психики, которая не находит себе исхода в нашей обыденной жизни. И художник дает нам такую возможность, предоставляя материал для преобразований. 

Итак, мы увидели, что познание берет свое начало в примитивном эмоциональном опыте. Процессы интуиции, абстрагирования и преобразования в чем-то схожи с процессами открытия и абстрагирования, происходящими в психике развивающегося младенца. «Благодаря альфа-функции, младенец строит на основе своих первых эмоциональных переживаний модели и понятия, которые он будет использовать в качестве гипотез при своих контактах с внутренней и внешней реальностью. В процессе постоянного эволюционного взаимодействия у него возникают концепции, понятия, словарь и язык, которые дадут возможность всестороннему и развитию и применению». 

Перечислим шаги в движении к распознаванию отдельного существования символов: отказ от всемогущих форм идентификации, которые отрицают отдельность; последующая скорбь об исчезнувших объектах, результатом чего должна стать переносимость их репрезентаций; растущее понимание внутренней реальности и внешней реальности и действительной идентичности объектов. При достижении депрессивной позиции внутренний мир радикально трансформируется во внутренний мир символов, а также вербального мышления и отношений. 

Вырастая, человек выходит в более широкий мир. Он приобщается к культуре, ведь он дитя своего времени и общества. Он усваивает культурные символы, принятые в его среде, дающие ему возможность вступать в контакт, самовыражаться, понимать других людей и быть понятым. Художник приобщается к символическим и знаковым системам, которые помогут ему связать элементы его опыта и чувств, помогут ему репрезентировать в своем сознании посылы бессознательного, что позволит ему с помощью формальных техник создавать те или иные художественные образы, тем самым расширяя свои возможности контейнирования. 

В любом акте коммуникации мы сталкиваемся с контейнированием. Само общество может функционировать как эмоциональный контейнер того или иного типа. Социальные институции и ритуалы являются своего рода контейнером для индивидуумов. Человек контейнирует во внешние объекты свои внутренние содержания и может реинтернализовать ход и итог этих взаимодействий. Бион считал, что социальная группа контейнирует индивидуума. При взаимной адаптации индивидуума и группы происходит развитие обоих. 

Совершая определенные преобразования, осваивая инструментальные техники и выразительные средства, постоянно согласуя внутреннюю реальность с внешней, человек становится способным передать свое сущностное, личное содержание другим людям, обществу.   Так рождаются художники, актеры, яркие творческие личности, которые способны перевести свои личные переживания в доступные другим людям символы, при этом расширяя существующее в культурном поле символическое пространство.

Как же совершается этот таинственный переход в культурное пространство общества? Д.Винникотт

Д.Винникотт сформулировал понятия «переходного объекта» и «феномена перехода», которые обозначают промежуточные зоны опыта, переводящие индивида от телесных ощущений и восприятия, основанного на сенсомоторных реакциях, к внешним объектам и созданию символов. «Я предлагаю термины «переходные объекты» и «феномен перехода» для обозначения промежуточной зоны опыта, находящейся между сосанием пальцев и плюшевым мишкой, оральным эротизмом и истинными объектными отношениями, между первичной творческой активностью и проекцией того, что уже интроецированно, между исходным непониманием «обязательств» и признанием своей зависимости». 

Переходная зона является буферной, связывающей внутренний мир индивида с миром внешним, то, что слишком близко и то, что пока слишком далеко. В этой зоне абстрактный символ может иметь свое сущностное звучание для человека, и наоборот - интимный сущностный, эмоционально воспринимаемый объект может быть переосмыслен в какой-либо символической системе. Здесь индивид способен воспринять границу, отделяющую Я от не-Я. Таким образом, в переходной зоне (связанной с переходным объектом, т.е. символом для индивида) воспринимаемое человеком частично сущностно и частично оформлено в символах. 

Таким образом, переходная зона является местом, где располагаются сущностно значимые и воспринимаемые лично символы. Эти символы для человека обозначают понятия внешнего, объективного мира, но в то же время являются частями его внутреннего мира, его внутренними объектами. Находясь в этой зоне человек способен осмыслить и обозначить в каких-либо символах свои глубокие внутренние переживания. 

В творческом процессе художник творит из этой переходной зоны, он ищет подходящие символы для выражения своих глубоких, сущностных переживаний, причем для него важно, чтобы эти символы можно было донести до зрителя, чтобы они могли передать движения души, которые двигали художником в процессе создания произведения. 

От переходного объекта к переходному пространству - вход в символический мир культуры

Таким образом, переходный объект – это личностно значимый и одновременно общественный символ, с помощью которого человек может преодолеть свою уязвимость, отдаляя от себя переживание, и в то же время способен сущностно переживать, выражая и репрезентируя свои переживания в адекватных символах. 

Итак, мы видим, что талант творца заключается в том, что он способен переводить, расшифровывать свои внутренние движения души на символический язык с использованием формальных технических приемов, оказывая воздействие как на свой внутренний мир («О» в терминологии Биона), так на мир зрителя, так и на общество в целом. 

В искусстве креативность человека выражается в максимальном и наиболее ярком виде. Но для каждого человека очень важно быть творческим, креативным. Те теории, которые нами были сегодня рассмотрены, в большой мере позволяют нам понимать те механизмы, которые управляют творческими состояниями, активизируют потенциалы человека. И искусство в этом смысле также является кладезем для человечества. 

Выготский очень верил в человека, в его безграничные возможности в развитии. «Человек возможный» - так можно охарактеризовать гуманистический подход Выготского к человеку. Искусство в связи с этим, по мнению Выготского, является социальной техникой чувств, позволяющей обществу изживать противоречия и выходить за собственные рамки, сдерживающие развитие, преодолевая собственные ограничения. 


Голенева Лада