Студия современного психоанализа Голеневой Л.В.

с 10:00 до 22:00
Ежедневно

г.Москва м.Новослободская,
ул.Селезневская, д.11а с.2

Диалоги антропологии и психоанализа. Роже Кайуа - Объективная диаграмма

Роже Кайуа

Объективная идеограмма – возможные точки пересечения между природным миром и миром человека, соответствия между поведением животных и явлениями социального порядка у людей. Роже Кайуа исходит из предположения, что между природой и обществом нет резкого перехода, качественного скачка, и мы можем обнаруживать определенные формы социального у животных, и в свою очередь, при наблюдаемых регрессиях социального можно отметить проявления органических форм жизни в мире человека.

Отношения природы и культуры находятся в центре внимания психоанализа. Это соотносится с важной для психоанализа областью развития – как происходит развитие человеческой психики, каким образом, выйдя из мира природного, человек становится социальным, культурным существом? Как происходит становление культуры? Как развивается мышление? Понятие объективной идеограммы позволяет нам рефлексировать эти важные области, находить точки соприкосновения между природным и культурным в нас.

В качестве объективной идеограммы может выступать поведение насекомого, например. С помощью объективных идеограмм мы можем рассматривать модели мифов и обрядов тотемистических культов. Среди тотемистических культов особо выделяется насекомое богомол, поведение которого интересно в двух аспектах: сексуальное поведение (самка съедает голову самцу в процессе сексуального акта) и мимикрия (притворяется мертвым, т.е. как бы превращается в призрак). Такое сексуальное поведение у богомолов соотносится с известным в человеческой психике страхом кастрации. Сексуальное поведение богомола наглядно подтверждает и воспроизводит этот страх кастрации, поэтому богомол, именно в силу такой корреляции с человеческой психикой, и играл такую важную роль в мифологических системах различных народов. Явления мимикрии богомола мы можем понимать, как регрессию к более ранним и простым формам существования жизни, т.е. проявления инстинкта смерти – явление, относящееся к миру человека.

Описываемое Кайуа насекомое богомол чем-то напоминает человеческое существо, благодаря чему он становится объектом проекций, преломляющихся и оформленных в мифологические сюжеты и представления, в которых обнаруживаются нереализуемые для человека возможности аффективной природы. Т.е. богомол реализует в своем поведении то, что у человека может происходить только лишь в воображении. Таким образом, объективная идеограмма актуализирует виртуальный инстинкт и предстаёт для человека в качестве мифа.

Роже Кайуа продолжает мысль Анри Бергсона, согласно которой мифологические представления у человека служат вместо инстинкта у животных. У животных все формы поведения предопределены инстинктом. В отличие от животных человек не руководствуется инстинктами, но в определенные моменты, в условиях стресса, регресса, сильных аффектов, его поведение может напоминать инстинктивное поведение животных. Там, где у животного включается инстинкт с целью адаптации к окружающей среде, у человека включается воображение (в качестве компенсации и возмещения недостатка инстинкта). Таким образом, если для насекомого регресс предполагает автоматическое следование инстинкту смерти, то у человека этот инстинкт опосредуется структурами воображения, выливаясь в активную мифотворческую деятельность.

И миф становится таким пространством, в котором человеческое сознание выражает природные инстинкты с помощью воображения, тем самым придавая им человеческие смыслы. Кайуа сопоставляет действия богомола, совершающего автоматические движения, и человека, который создает мифы – реальный инстинкт (насекомое) и инстинкт виртуальный (человек).

Насекомое, реагируя на внешние раздражители, опирается на генетическую предзаданность инстинкта. У человека, в отличие от насекомого, аффект не располагает генетически заданным набором поведения, предполагающим автоматизм реактивной биологической функции. В человеческой жизни аффект подлежит символическому усложнению. С аффектами должна быть произведена дополнительная переработка, в которой участвует рациональное мышление и воображение. Так, вместо реализуемого поступка, который блокирован торможением, стресс может порождать фантастические образы, галлюцинаторную активность. Эти образы выполняют здесь ту функцию, которая у насекомых отводится инстинкту.

И мы можем представить этот сложный процесс, как в состоянии сильного аффекта происходит поначалу регрессивное движение, в котором человек имеет дело с психофизиологическим переживанием, с необработанными переживаниями от органов чувств (аналогия – бетта элементы У.Биона). И мы постепенно движемся от сенсорного к символическому. Первичная галлюцинаторная активность, создание фантастических образов, направленная на поиск походящих форм для этих переживаний – то, что Бион называет альфа-функция (переработка аффектов, сновидческая активность).

Речь идет о том, чтобы найти подходящую форму, в которую можно инвестировать наши переживания, на которую есть аффективный отзыв. Но чтобы это переживание не оставалось галлюцинацией или бредом, мы совершаем движение в обратную сторону - средствами нарративного (повествовательного) сопровождения, т.е. мы подчиняем наши фантазии, фантастические элементы некоей организации средствами языка и критикой со стороны сознания. Нечто похожее происходит при переходах от параноидно-шизоидной позиции к депрессивной и наоборот, описанной Мелани Кляйн.

В этом движении мы можем увидеть, как может происходит процесс мифотворчества, и то, что миф является следствием и психофизиологических переживаний, а также следствием культурной обусловленности человека. В психоанализе для нас очень важна эта работа – работа, связанная с dreaming, ревери (способность аналитика мечтать, сновидеть, грезить), которая позволяет аналитику обращаться со сложными и не символизированными переживаниями пациента, находить возможности для переработки этих переживаний, для создания историй и мифов, которые помогут пациенту восстановить связи, разрывы в психической ткани. Пациент вместе с аналитиком создают свою историю, миф, и вместе проживают этот опыт, погружаются в эти истории, за счет чего у пациента развивается символическая функция и способность выдерживать сильные аффекты, фрустрации, сложные части опыта жизни, раскрываются собственные тенденции и способность творить и переживать свой миф.

Природа мифа позволяет связывать опыт сознания и опыт тела, между которыми существует определенная дистанция, и мифотворческая активность, образы мифа позволяют человеку переживать собственное бытие, соотносить между собой опыт тела и опыт сознания, связывать происходящее в мире с тем, что происходит внутри, во внутреннем пространстве. Понятие объективной идеограммы позволяет нам находить связи между биологическим и психическим, природным и культурным.


(0)
Комментарии