Студия современного психоанализа Голеневой Л.В.

с 10:00 до 22:00
Ежедневно

г.Москва м.Новослободская,
ул.Селезневская, д.11а с.2

Психология бессознательного (часть 1)

Обзор классических психоаналитических концепций

Классический психоаналитическй подход Зигмунда Фрейда, теория объектных отношений Мелани Кляйн, аналитическая психология Карла Юнга, теория травмы Отто Ранка, взгляды Карен Хорни



Тема сегодняшней лекции – психология бессознательных процессов. Как правило, многие из нас имеют представление о том, что сознательно человек предлагает и предполагает одно, а бессознательно – что-то совершенно другое. Более продвинутые люди понимают еще и то, что сам человек может и не догадываться о том, что планирует его бессознательное. 

Итак, мы понимаем, что при таком положении дел мы не можем быть уверенными в том, что мы распоряжаемся собой,   как и всегда звучит до боли знакомый вопрос «Кто в доме хозяин». Этот вопрос звучит и вокруг нас и внутри нас самих. Конечно, есть люди, которые не имеют привычки к анализу самих себя, к саморефлексии, и они могут совершенно искренне воскликнуть, что ничто, кроме внешних обстоятельств, на них не давит. 

Целью нашей лекции является попытка осмысления основных понятий психологии бессознательного с точки зрения основных психоаналитических концепций, а также анализ структуры бессознательного и его роли в психической жизни человека. 

Сегодня мы попробуем рассмотреть теоретическую подоплеку этого вопроса, и, так сказать, ее преломление в реальной душевной жизни человека. Мы рассмотрим, что нам говорит о бессознательном современная психологическая наука, и какими мы располагаем возможностями в связи с этим знанием. 

Мы рассмотрим модели психики, предложенные классическими психоаналитическими концепциями Зигмунда Фрейда, Карла Густава Юнга, Альфреда Адлера, Отто Ранка, Мелани Кляйн, Карен Хорни, Эриха Фромма и, наконец, Эрика Берна. 

Терминология

Главные герои нашей сегодняшней беседы – эго, оно (бессознательное) и суперэго. Эго – это структура, поддерживающая существование человека на текущем уровне как сознательного существа, суперэго – часть Эго, функция которой призвана тормозить инстинктивную активность эго, принимать решения о приемлемости побуждений, осуществлять самоограничение и самокритику, Оно (далее везде бессознательное) – бессознательная часть психики, совокупность неосознаваемых влечений человека (т.е. содержаний бессознательного). 

Сами эти структуры неоднородны по своей сути. Не следует думать, что все, что осознаваемо, относится к эго, а то, что не осознаваемо - к подсознанию. Все гораздо сложнее. Существуют глубинные слои эго, которые бессознательны. Переход от Оно (бессознательное) к эго плавный и бывает крутым только там, где имеются конфликты. При возникновении конфликтов даже осознаваемые и высокодифференцированные силы эго снова становятся бессознательными (происходит так называемый процесс регрессии). 

Согласно классическим психоаналитическим концепциям все вышеобозначенные психические структуры личности топографически могут располагаться в трех гиперпространствах: бессознательном, предсознательном, сознательном. 

Бессознательное — в широком смысле — те содержания психической жизни, о наличии которых человек либо не подозревает в данный момент, либо не знает о них в течение длительного времени, либо вообще никогда не знал. Выделяются два вида бессознательного: предсознательное и собственно бессознательное. Бессознательное – это те содержания душевной жизни, доступа к которым у сознания нет. 

Предсознательное — содержания душевной жизни, которые в данный момент неосознаваемы, но могут легко стать таковыми, если привлекут к себе взоры сознания. Топографически слой предсознательного располагается между слоем бессознательного и сознанием. Это следы памяти, которые могут быть осознаны простым привлечением внимания. Следует добавить, что именно материал предсознательного используется при проведении психоаналитического сеанса, и анализ этого материала способствует осознанию вытесненного, поэтому для нас структура предсознательного имеет крайне важное значение. 

В сферу бессознательного попадают как самые высокие проявления душевной жизни, так и самые низкие (сексуальные и агрессивные инстинкты, влечения). Итак, термин «бессознательное» обозначает психические процессы, которые протекают без отображения их в сознании и помимо сознательного управления. 

Бессознательное обладает огромной силой и властью над человеком, всегда подвергая цензуре и адаптируя любую поступающую к человеку энергию и информацию из внешнего или из внутреннего мира к виду, пригодному для восприятия сознанием, согласованным с его картиной мира, с его субъективными представлениями о себе и о мире.

Наше бессознательное насквозь мифологично, это те мифы, которые мы усвоили от своих предков, вынесли из детства, из общества, творили сами, проживая нашу жизнь. 

Сознание — это поверхностный слой душевного аппарата, воспринимающий и перерабатывающий информацию о внешнем и внутреннем мире. Сюда относятся ментальные структуры человека, осуществляющие интеллектуальные функции, наблюдение, выбор, принятие решений, организацию стимулов и побуждений, рефлексию. Создание задает общее направление нашему мыслительному процессу, а также является центром, принимающим решения. 

Ретроспективный обзор классических психоаналитических концепций

Итак, мы переходим к ретроспективному обзору классических психоаналитических концепций. Намеки, указывающие на существование подсознания, нам известны еще с древности, это, в частности, известный тезис «познай самого себя». 

Зигмунд Фрейд

В науку же термин «бессознательное» вошел на стыке XIX-XX веков. Первым человеком в психологии, который сделал попытку вывести подсознание на чистую воду, был всемирно известный ученый – Зигмунд Фрейд. История психоанализа начинается с Фрейдовских и Брейеровских исследований истерии. В результате научной и практической медицинской работы доктора Фрейда в основной фокус его исследовательского внимания попало подсознание человека. Основным достижением теоретической психологии ХХ века было именно открытие подсознания, т.е. скрытых от человека психических процессов, в большой мере влияющих на его мотивацию, восприятие, ощущения и поведение. 

Зигмунд Фрейд показал, что человек не является хозяином собственного душевного мира и собственного интеллекта. 

Фрейд исследовал и подробно описал пути, с помощью которых можно проникнуть в бессознательное и что-то о нем узнать. С позиции Фрейда наша психика – это некое пространство. Ландшафт нашей психики описывается с помощью трех пространственных структур – сознания, предсознания и бессознательного. В этом пространстве существует нечто, что формируется на протяжении жизни человека, и оно продолжает оказывать на нас свое влияние. Силы, определяющие наше поведение, принадлежат миру бессознательного, и благодаря открытиям Фрейда мы можем постигать наше бессознательное. Бессознательное проявляет себя, сигнализирует о своих намерениях посредством наших снов, фантазий, импульсов, побуждений, наших влечений, желаний, оговорок, ошибочных действий. И задача психоаналитика – быть внимательным слушателем и улавливать эти тончайшие послания. 

Фрейд считал, что все, что происходит с человеком, его определенные сюжеты жизни обусловлены его детскими переживаниями. В основе психосексульной динамики и фундаментальных конфликтов человеческой психики лежат детские переживания. 

Основным методом, которым пользовался при исследовании бессознательных процессов Фрейд, является метод свободных ассоциаций, а также анализ сновидений человека. Проводя исследования с использованием метода свободных ассоциаций, ученый пришёл к выводу, что источником неврозов и подавленности большинства людей является нереализованная энергия сексуального желания (либидо). Чтобы человек обрел психическое равновесие необходимо вернуть вытесненный материал в сознание – «где было Оно (бессознательное), должно стать Я» - утверждал Фрейд. 

Чрезвычайно важной заслугой Фрейда является то, что он создал язык, на котором можно описывать движения души. Мы получили язык, с помощью которого мы можем исследовать душевные процессы, глубоко анализировать человеческую природу, получать информацию о бессознательном, о внутренних глубинных процессах, происходящих в человеке. Мы начали озвучивать для себя то, что находится за гранью реальности, за очертаниями предметного мира. Это повлияло и на наше восприятие человека, на представление о человеческом существе как таковом. 

Таким образом, мы можем подвести итог. Фрейд открыл динамическое бессознательное, описал первичные и вторичные процессы – противоположно направленные динамические механизмы, которые подавляют нашу психическую жизнь. Это основное, что содержит в себе ортодоксальный или классический психоанализ. 

Карл Густав Юнг

Фрейд создал целую школу, у него было очень много талантливых учеников, многие из которых впоследствии отрывались от своего великого учителя и создавали собственные школы и направления. Я вкратце расскажу о некоторых из них. Карл Густав Юнг. Юнг тесно сотрудничал с Фрейдом на протяжении четырех лет, но в какой-то момент их позиции разошлись. Юнг погрузился в глубинное исследование мифов, легенд, сказок, сочетая эти исследования с исследованиями психики человека. Он совершал путешествия по всему миру, подробнейшим образом изучал мифологию, древнюю символику, описал мандалу (круг) как символ самости (внутреннего Я человека). 

Карл Густав Юнг обогатил представления о бессознательном понятием коллективного бессознательного. По словам Юнга «коллективное бессознательное содержит все духовное наследие человеческой эволюции, рождаемое каждый раз заново в мозговой структуре отдельного человека». Коллективное бессознательное – это коллективный опыт всего человечества, структурный уровень человеческой психики, содержащий наследственные программы, психическое наследство человека. Юнг ввел в психологию понятие архетипа. Изучая сны своих пациентов, он обнаружил, что в их снах содержатся те же символы, что и в древних мифах различных культур. Благодаря этому Юнг обнаружил, что человек связан с другими людьми и культурами посредством универсальных архетипов (первичные образы психики). Архетипы отражают в личном бессознательном человека универсальные сюжеты и схемы, общие для всего человечества, эти архетипы и представлены в мифах, легендах и сказках. 

Согласно Юнгу человек не может охватить своим сознанием сферу бессознательного. Задача психоаналитика по Юнгу – наладить диалог между сознанием и бессознательным пациента с помощью психоаналитических методов. Психика действует по принципу полярности, полярных образований, дихотомий, один полюс которой – в сознании, другой – в бессознательном. Поэтому у любого позитивного проявления человека есть свой негативный полюс, и наоборот. Сознание и принятие себя как носителя таких противоположных тенденций позволяет разрешать психологические конфликты, снимать внутреннее напряжение. 

Альфред Адлер

Еще один талантливый ученик Фрейда - Альфред Адлер. Также как и Юнг, Адлер не был удовлетворен сексуальной теорией Фрейда. Адлер акцентировал внимание на социальной сущности человека, считая главным социальные интересы человека. Решающим для решения многих проблем человеческой личности он считал способность к взаимодействию с другими людьми. Адлер определяет три глобальных ценности человека: работа, дружба и любовь, и все они взаимосвязаны, если страдает одно из них, то другие тоже страдают. Препятствия к росту Адлер видел в органической неполноценности ребенка, его избалованности и отверженности – все это может породить изоляцию и недостаток социального интереса, формирование нереалистической цели личного превосходства. 

Психологический подход, описанный в работах Адлера, представляет полную противоположность подходу Фрейда. Главная проблема у Адлера касается внутренней жизни человека, его мышления и чувствования, его ценностей. Адлер создал термин «комплекс неполноценности», он полагал, что все дети глубоко испытывают чувство неполноценности, являющееся неизбежным следствием их физических размеров и недостатка сил и возможностей. Комплекс неполноценности согласно Адлеру основан на чувстве фрустрированных ценностей: человек чувствует себя неполноценным и реагирует на это комплексом превосходства, бравадой эго, философией преувеличенного оптимизма и самоуверенности. У Фрейда же главная проблема связана с фрустрированными желаниями. Согласно Фрейду человек страдает не столько от собственной неполноценности, сколько от препятствий со стороны общества и культурной традиции. 

Адлер считает, что комплекс служит линзой, собирающей психическую энергию в определенном направлении, и тем самым может способствовать выдающимся личным достижениям. Серьезные творческие успехи возможны, если человек работает через комплекс, а иначе комплекс отщепляется от целостного бытия человека и употребляет жизненную энергию на то, чтобы проецировать свое фрагментарное, лишенное равновесия сознание во внешний мир, способствуя деструктивным процессам. 

Адлер рассматривал также агрессию и волю к власти как проявление более общего мотива к превосходству или совершенствованию, т.е. побуждения улучшать себя, развивать свои способности, свою потенциальность. По Адлеру борьба за личное превосходство, проявляющееся как господство над другими – невротическое извращение, результат преобладания чувства неполноценности и отсутствия социального интереса, т.е. желания быть полезным людям. При этом накопление успеха, престижа и похвал становится для человека более важным, чем конкретные достижения. Чрезмерная фиксация на себе неизбежно приводит к чувству поражения. «Вместо того, чтобы заниматься внешним миром, они занимаются собой». Адлер при этом сравнивает невротическое желание превосходства с состоянием нарциссизма у Фрейда и крайними формами проявления интроверсии у Юнга. 

Следующий важный аспект подхода Адлера – формирование жизненных целей. Согласно Адлеру жизненные цели, которые направляют и мотивируют нас, сформировались в раннем детстве, и остаются несколько неясными и в основном бессознательными. Формирование жизненных целей начинается в детстве как компенсация чувства неполноценности, небезопасности и неуверенности в мире взрослых. Если чувство неполноценности слишком сильно, цели становятся нереалистичными и могут быть невротически преувеличенными. У невротика всегда имеется значительное расхождение между сознательными целями и бессознательными жизненными целями, которые вращаются вокруг фантазий личного превосходства и самопочитания вместо целей, которые вели бы к реальным достижениям. 

Еще одно понятие, рассматриваемое Адлером, - стиль жизни – уникальный способ, выбранный индивидуумом для следования своей жизненной цели. Это интегрированный стиль приспособления к жизни и взаимодействия с жизнью вообще. По Адлеру эта сила телеологична, она выражает себя в стремлении к цели. При этом кажущиеся изолированными привычки и черты поведения получают свое значение в полном контексте жизни и целей индивидуума. 

По Адлеру особую роль в человеческой жизни играет чувство общественного, о.к. посредством сотрудничества с другими, мы можем преодолеть действительную неполноценность или наше чувство неоплноценности. Адлер подчеркивал, что работы великих гениев всегда были общественно ориентированы. Недостаток кооперации и сотрудничества является по Адлеру корнем всех невротических и плохо приспособленных стилей жизни. «Ели человек сотрудничает с людьми, он никогда не станет невротиком». Психологический рост – вопрос движения от центрированности на себе и целей личного превосходства к задачам конструктивного овладения средой и социально полезного развития. 

Творческая сила Я, избирательно преобразующая и интерпретирующая опыт, позволяет человеку строить свою судьбу, основываясь на жизненных целях и индивидуальном стиле жизни. Адлер считал, что Фрейд недостаточно уделяет внимание уникальности индивидуума, его способности управлять своей судьбой. Адлер подчеркивает «Индивидуум – и картина, и художник. Он – художник своей собственной личности». Адлерианский психоаналитик помогает трансформировать цели жизни клиента, сформировать социально значимые цели и скорректировать ошибочную мотивацию посредством обретения чувства равенства с другими людьми. 

Альфред Адлер и Карл Густав Юнг являются наиболее яркими и известными фигурами в психоанализе, создавшими свои направления, известные как аналитическая психология Юнга и Адлерианская психотерапия. Следующие психоаналитики являются последователями Фрейда, поддерживающими психоаналитическую главную парадигму о том, что детские переживания определяют дальнейшую судьбу человека. 

Отто Ранк

Один из первых учеников Фрейда - Отто Ранк. Им сформулирована очень интересная концепция «травмы рождения», которая подчеркивает значение акта рождения и отделения ребенка от матери. Он рассматривает акт рождения как первичную травму, приводящую младенца в состояние шока. Причина последующих проблем и кризисов кроется в содержании родовой тревоги. Отделение при рождении запечатлевается в мозге младенца настолько сильно, что в дальнейшем может служить препятствием для любого удовлетворения. 

Согласно Отто Ранку изгнание плода из материнского чрева является «основной травмой», определяющей развитие неврозов. Любое наслаждение в своем первоначальном виде стремится к воссозданию первичного внутриутробного блаженства, утраченного при рождении. Отто Ранк утверждал, что каждому человеку присуще подсознательное стремление возвратиться в материнское лоно. 

Мелани Кляйн

Нельзя обойти своим вниманием, рассматривая классические теории психоанализа, известнейших женщин-психоаналитиков. Одна из них - Мелани Кляйн – британский психоаналитик, которая считается одним из основателей теории объектных отношений. Она выдвинула идею о возникновении эдипова комплекса в более раннем возрасте, чем это предполагал сам Фрейд. Согласно модели Кляйн основные процессы развития психики ребенка разворачиваются в первый год жизни, на основе взаимодействия ребенка с грудью матери, которая выступает в качестве первичного опыта. 

В своей практической работе, наблюдая за младенцами, она зафиксировала появление тревоги и чувства вины в самых ранних отношениях ребенка с матерью и в его отношении к материнской груди. Мелани Кляйн относила зарождение основного источника неврозов и конфлитности человека к периоду младенчества. Она много уделяла внимания младенцам и обнаружила, что их эмоциональная жизнь насыщена драматическими переживаниями. 

В развитии младенца Кляйн выделяла две базовые позиции. Шизоидно-параноидная позиция – для нее характерно отсутствие границ между ребенком и внешним объектом (матерью). В силу этого ребенок еще не может воспринимать объект целостно, объект в его восприятии расщепляется, и ребенок имеет дело с частичными объектами – частями тела матери. Соответственно расщеплению подвергаются положительные и отрицательные переживания ребенка, т.к. они еще не могут быть интегрированы во внутреннем опыте, поэтому в его восприятии складывается образ плохой груди и отдельно образ хорошей груди. Эти два образа сосуществуют параллельно друг другу. Плохой груди ребенок приписывает свои негативные ощущения и образы, хорошей - положительные. Кляйн описывает механизм проективной идентификации – вариант одной из самых примитивных защит, к которой и прибегает младенец. 

В процессе построения отношений ребенка с первичным объектом и по мере развития ребенка граница между его Я и объектом усиливается, это создает возможность ребенку интегрировать положительные и отрицательные переживания в целостный образ. Он теперь понимает, что его агрессивные импульсы направлены на тот же самый объект, что и положительные, и его агрессивные импульсы способны причинить ущерб любимому им объекту. Таким образом, шизоидно-параноидная позиция переходит в депрессивную позицию, для которой характерна тревога по поводу собственной агрессии. Ребенок начинает переживать чувство вины за собственную агрессию и чувство благодарности по отношению к матери. При шизоидно-параноидной позиции базовым чувством по отношению к объекту была зависть, т.к. ребенок ощущал, что все хорошее расположено вовне, а в нем самом нет ничего ценного. Чувство благодарности лежит в основе репарационных переживаний и жестов (действия, направленные на восстановление поврежденного объекта). 

Итак, развитие ребенка зависит от динамики двух фундаментов его психики – зависти и благодарности. Переживание чувства зависти, не скомпенсированное чувством благодарности, приводит к развитию отклонений, к развитию у индивида депрессивной позиции. Врожденная зависть, согласно М.Кляйн, - фактор, блокирующий креативность. Зависть переживается психикой с большим трудом, поэтому у человека вырабатываются защиты. Как вариант защит от деструктивных ощущений может возникать чувство ярости - в качестве реакции на чувство вины, порожденное завистью. Другой вариант защиты – обесценивание объекта, т.к. объект, потерявший свою ценность больше не вызывает зависти. И еще один вариант защиты от деструктивного ощущения зависти – присваивание себе силы, принадлежащей объекту, мысленное перенесение на себя свойств объекта. Этот вариант защит приводит к самовозвеличиванию. И, наконец, недооценка собственного Я, невротическое самоуничижение также является защитой от чувства вины, порожденного завистью. 

Основной терапевтический эффект достигается за счет того, что пациенту предоставляется возможность отыгрывать конфликтные элементы опыта, открыть и проявить сдерживаемые агрессивные импульсы, благодаря чему человек способен, наконец, достичь подлинной интеграции. 

Теперь мы перейдем к рассмотрению другой психоаналитической парадигмы. Неофрейдизм - это получившее распространение главным образом в США направление современной философии и психологии, сторонники которого соединили классический психоанализ 3. Фрейда с американскими социологическими теориями. К числу наиболее известных представителей неофрейдизма относятся Карен Хорни, Гарри Салливен и Эрих Фромм. Неофрейдисты подвергли критике ряд положений классического психоанализа в толковании внутрипсихических процессов, но сохранили при этом важнейшие компоненты его концепции (учение об иррациональных мотивах человеческой деятельности, изначально присущих каждому индивиду). Неофрейдисты особое внимание уделяли исследованию межличностных отношений. Они сделали это, стремясь ответить на вопросы о человеческом существовании, о том, как человек должен жить и что он должен делать. Неофрейдисты по существу «социологизировали» психологию. 

Карен Хорни

И еще одна дама - Карен Хорни – основательница науки о женской психологии. В отличие от Зигмунда Фрейда она не считала необходимым фокусировать исключительное внимание на детстве, усматривая в этом односторонность и считая, что Фрейд зачастую объясняет социальные явления биологическим факторами (в частности, связь войн с инстинктом смерти). В своем подходе Карен Хорни оказалась от теории сублимации и учении о либидо Зигмунда Фрейда. Неврозы, считала она, порождаются не только переживаниями человека, берущими начало в детстве, но и специфическими культурными условиями, в которых живет человек. В характере невротических переживаний человека она усматривала связь с особенностями, присущими данной культуре и времени. Она рассматривала взаимосвязь между культурой и неврозом «с точки зрения того, какие психологические затруднения структура культуры ставит перед человеком» (Хорни К.). Неврозы она считала ценой, которую приходится платить человечеству за развитие цивилизации. 

Карен Хорни рассматривала неврозы, как невротические деформации характера, связанные с патогенным конфликтом, спрятанным глубоко внутри человека и не осознаваемым им. Она выделила несколько типов неврозов и описала специфичные особенности деформации характера, присущие каждому из них. 

В основе любого невроза лежит внутренний конфликт. Невротический конфликт по Фрейду - борьба вытесненных сил (инстинкты) и вытесняющих сил (культура). Невротический конфликт по Хорни - борьба несовместимых сочетаний между несколькими невротическими наклонностями. Хорни ввела термин «невротические наклонности», под которым понимала компульсивные (навязчивые) влечения, которые являются основой невроза. Одними из главных невротических наклонностей Хорни считала невротическую потребность в любви и невротическое стремление к соперничеству. Соревновательность – господствующий фактор в существующих социальных отношениях, она может приводить к враждебному напряжению между людьми, что порождает у человека страх, неуверенность и сниженное самоуважение. Все эти факторы вместе приводят к тому, что человек чувствует себя изолированным. 

Чувство собственной эмоциональной изоляции, согласно Хорни, человек хочет преодолеть, получив любовь и привязанность, при этом любовь превращается в своего рода лекарство от глубинного невротического одиночества. Роль любви переоценивается в современной культуре. Человек взращивает иллюзию, что любовь является решением всех его проблем, и ждет от любви больше, чем она может ему дать. Отсюда проистекают разочарования, так называемые «крушения иллюзий», трудности достижения любви. Такая ситуация дает обильную почву для развития неврозов. 

В основе неврозов лежат противоречия, которые человек не может разрешить. В обществе заложены определенные противоречивые установки: например, противоречие между соперничеством и успехом, с одной стороны, и потребностью быть любимым, с другой. Стремление к успеху порождает в человеке напористость, способность выдержать конкуренцию, агрессивность. А потребность в любви и человечности требует от человека уступчивости, способности поступиться своими эгоистическими интересами. Таким образом, специфичные культурные противоречия общества лежат в основе типичных невротических конфликтов людей. Противоречия, заложенные в культуре, отражаются в конфликте невротика. Нормальный человек способен преодолевать эти трудности, не терпя при этом урона, у невротической же личности эти конфликты делают приемлемое решение невозможным. 

Согласно Карен Хорни универсальных психических норм нет: поведение, расцениваемое как невротическое в одной культуре, может быть совершенно нормальным для другой, и наоборот. Таким образом, о норме можно судить только в том случае, если мы рассматриваем личность человека в контексте культурных условий, в которых он родился и живет. 

Итак, согласно Хорни, невроз формируют воздействие окружающей социальной среды и разрушение человеческих взаимоотношений. Ортодоксальный психоанализ Зигмунда Фрейда ориентируется на генетические и инстинктивные причины. В силу этого отличия смысл терапии в подходе Карен Хори иной. Цель ортодоксального психоанализа - помочь справиться со своими инстинктами. По Хорни цель терапии состоит в восстановлении отношений с людьми и собой, поиска точки опоры в себе, избавления от невротических защитных механизмов, лишь отчасти помогающих человеку справляться с жизненными трудностями, но при более глубоком взгляде закрывающими возможность нормальной жизни. 

Психология бессознательного - часть 2