Студия современного психоанализа Голеневой Л.В.

с 10:00 до 22:00
Ежедневно

г.Москва м.Новослободская,
ул.Селезневская, д.11а с.2

Психоанализ Мелани Кляйн – проективная идентификация

Статья об основополагающем понятии психоанализа Мелани Кляйн - проективной идентификации. В статье раскрывается содержание понятия «проективная идентификация», рассматривается его соотношение с «проекцией»


Проективная идентификация – формирование внутреннего мира

Мелани Кляйн, разрабатывая свой психоаналитический подход, уделяла большое внимание влиянию внешних объектов на внутренний опыт. В теории объектных отношений Мелани Кляйн внутренний мир человека является сложным образованием из внутреннего и внешнего опыта человека. Механизмы проекции и интроекции, существующие с рождения человека, приводят к тому, что внутри себя человек ощущает любимые и ненавистные объекты.

Мелани Кляйн работала с детьми, и обнаружила, что ребенок в процессе игры раскрывает свои угрожающие и садистические фантазии, агрессивные и сексуальные импульсы, пытаясь их расположить во внешних игровых объектах и предметах. Если эти угрожающие фантазии удерживаются в бессознательном ребенка, происходит торможение его развития, не развиваются процессы символообразования, мышление, снижаются когнитивные способности, интерес к играм и учебе.

Эти наблюдения за детьми позволили Кляйн сформулировать и описать такой примитивный механизм защиты от тревог преследования, как проективная идентификация.

Проективная идентификация как ранний мыслительный процесс

Проективная идентификация - архаичный механизм, который использует младенец по отношению к своей матери, т.к. для него это единственный способ дать ей понять, что он сейчас переживает. Если мать эмпатийно настроена к своему ребенку, она будет чувствительна к его проективным идентификациям и сможет понять и успокоить своего ребенка. По-другому младенец еще не способен дать понять, в чем он нуждается.

Проективная идентификация – это всемогущественная фантазия о том, что нежелательные части личности и внутренние объекты можно устранить, спроецировать и управлять ими через объект, на который они спроецированы. Этот механизм принимает различные формы функционирования при переходе от шизоидно-параноидной позиции к депрессивной.

Подобный психический механизм встречается в первобытных культурах: «Переживание шаманом отделения своей души, или одной из нескольких душ, ее путешествие и размещение внутри какого-либо человека или даже предмета. Антропологи отмечают, что переживание фрагментации или множественности душ является общим для большинства первобытных народов. Также довольно широко представлено переживание «психического вторжения», являющееся своеобразным результатом действия проективной идентификации: возвращением спроецированных чувств и частей себя» (И.Ю.Романов).

Этот механизм защиты характерен для раннего младенчества, а также для наиболее глубоких и примитивных частей психики взрослого человека. Вот что говорит о проективной идентификации сама Мелани Кляйн:

«Вместе с этими губительными, в ярости изгоняемыми экскрементами отщепленные части Эго тоже проецируются на мать или, лучше сказать, в мать. Эти экскременты и плохие части себя предназначены не только для того, чтобы навредить объекту, но и для того, чтобы контролировать его и обладать им. Поскольку теперь мать содержит плохие части Я, она воспринимается не как отдельный индивид, а как плохое Я. Большая часть ненависти к каким-то частям себя теперь направлена к матери. Это приводит к особой форме идентификации, которая создает прототип агрессивных объектных отношений. Я предлагаю назвать этот процесс «проективная идентификация» (М.Кляйн).

Проективная идентификация как попытка оформить и структурировать опыт

В своей работе «Заметки о некоторых шизоидных механизмах» Кляйн описывает то, насколько сложен механизм проективной идентификации. При механизме проективной идентификации у младенца есть фантазии о проецировании наряду с плохими частями также и хороших своих частей. И младенец пытается освободиться от плохих частей путем фантазийного размещения их в другом человеке (матери), а хорошие части помещает внутрь себя. Из хороших элементов опыта создается хороший поддерживающий внутренний объект. Плохие же части способствуют формированию внутреннего плохого объекта, отвергающего, опасного, - это то, что младенец не способен удерживать в себе, в своем внутреннем мире.

По мнению Кляйн, основной тревогой самых ранних этапов развития человека является тревога аннигиляции (уничтожения, смерти). Эта тревога идет изнутри человека, но не имея возможности с ней справиться, человек проецирует эту тревогу во внешние объекты.

Об этом пишет Р. Хиншелвуд: «Кляйн определила проективную идентификацию как прообраз агрессивных объектных отношений в виде анальной атаки на объект посредством насильственного внедрения в него частей Эго. Цель такого внедрения – овладение содержимым объекта или установление контроля н ад ним, что характерно для параноидно-шизоидной позиции с момента рождения. Эта «далекая от сознания фантазия» влечет за собой веру в то, что определенные аспекты самости располагаются вне ее; вслед за этим проявляется истощение и ослабление ощущения самости и идентичности, вплоть до деперсонализации, что может привести к глубокому чувству оставленности и заточения.» (Р.Хиншелвуд).

Проективная идентификация является функцией фантазии и способствует конструированию идентичности самости и объектов. В то же время в основе этого процесса лежит механизм расщепления – переживание распада Эго на куски, фрагментация Эго и самости, который Фрейд связывал с действием инстинкта смерти, а Кляйн – с проявлениями параноидно-шизоидной позиции.

Т.е. мы можем наблюдать при этом характерные механизмы расщепления, когда непереносимые части самости или объекта отщепляются от хороший частей, при этом расстояние между хорошим и плохим огромно.

Нормальная и патологическая проективная идентификация

Следует отметить, что на ранних этапах развития расщепление и связанная с ним проективная идентификация являются необходимыми процессами в развитии. Эти процессы позволяют нам разделять плохое и хорошее. Но по мере развития плохие и хорошие аспекты матери постепенно интегрируются, т.к. ребенок начинает признавать, что любимый человек, и тот, кого он люто ненавидит и атакует – это все одно и то же лицо.

Проективная идентификация – очень ранний механизм защиты психики от персекуторных тревог. Но с развитием человека она приобретает нормальные формы проявления, которые лежат в основе эмпатии, сопереживания другому человеку.

В нормальных формах механизм проективной идентификации является одним из главных факторов формирования символов и человеческого общения, и определяет эмпатическое отношение к другим людям. Бион придает этому механизму огромное значение, этот механизм является источником активности, которая описана Бионом как способность думать.

Кляйн говорила о чрезмерной проективной идентификации у взрослых людей. В этой ситуации Я человека очень истощено из-за постоянных попыток избавиться от своих плохих частей. При патологической проективной идентификации преобладает зависть и жадность. При этом расщепление эго на части является слишком интенсивным, имеет место чрезмерная проекция на объект. Фрагменты, изгоняемые посредством патологической проективной идентификации, становятся еще более болезненными, порождая нарушения коммуникации, создавая порочный замкнутый параноидный круг. В ответ на это индивидуум реагирует еще большей проективной идентификацией. Этот механизм мешает нормальному восприятию и оценке внешней ситуации и ведет к еще большему уходу от реальности. Об этом пишет Кляйн:

«Другими факторами, уже очень рано делающими вклад в спутанность и растерянное состояние души, являются проективная и интроективная идентификации, т. к. они могут приводить к временному размыванию способности разделять себя и объекты, внутренний и внешний мир. Такая спутанность препятствует осознанию психической реальности, которая способствует пониманию и реалистическому восприятию реальности внешней. Недоверие и страх перед приемом психической пищи ведут свое начало от недоверия к тому, что предлагала испорченная завистью грудь. Если с самого начала хорошая пища путается с плохой, позже это приводит к нарушению способности к ясному мышлению и установлению стандартов и ценностей. Все эти нарушения, которые, с моей точки зрения, связаны также с защитой от тревоги вины и вызываются ненавистью и завистью, проявляются как трудности в обучении и в развитии интеллекта. Я не беру при этом в расчет различные другие факторы, вызывающие эти трудности.» (М.Кляйн).

Таким образом, Кляйн рассматривала проективную идентификацию как фантазию и как примитивный первичный защитный механизм, но со временем это понятие было расширено до понимания его нормальных форм проявления как определенной формы коммуникации.

Соотношение проективной идентификации с проекцией

Проективная идентификация – более ранняя форма проекции. Проективная идентификация – это способ избавиться от негативных чувств путем помещения их в другого, человек предпринимает усилия, чтобы вызвать непереносимые им самим чувства в другом человеке.

Проекция – это приписывание другим людям вытесненных переживаний, собственных черт характера, скрываемых от себя социально неприемлемых намерений или недостатков. Этот механизм проявляется гораздо мягче, чем проективная идентификация. При проекции происходят более дифференцированные процессы, речь идет в большей мере о фантазии человека о том, что происходит с другим.

При проективной идентификации, особенно при ее патологических проявлениях, у человека есть потребность отдать, как бы разместить всю свою тревогу, все непереносимые чувства, фантазии, отщепленные части собственной самости в другого, и человек настолько этим переполнен, благодаря чему он, действительно, может вызвать эти тяжелые чувства в другом человеке.



Голенева Лада - психолог, психоаналитик, руководитель Студии современного психоанализа.


Список источников

Кляйн М. Зависть и благодарность. Исследование бессознательных источников. Пер. с англ. Санкт-Петербург.:Б.С.К., 1997. – 96 с.

Кляйн М. Заметки о некоторых шизоидных механизмах. Психоаналитические труды: в VI т.. Т.IV: «Эдипов комплекс в свете ранних тревог» и другие работы 1945-1952 годов. Ижевск: ERGO, 2009. – XII +312 с.

Романов И.Ю Мышление, опыт и коммуникация в работах Уилфреда Биона. Харьковский университет. 2002.

Хиншелвуд Р. Словарь Кляйнианского Психоанализа. – М.: «Когито-Центр», 2007. – 566 с.