Студия современного психоанализа Голеневой Л.В.

с 10:00 до 22:00
Ежедневно

г.Москва м.Новослободская,
ул.Селезневская, д.11а с.2

Диалоги антропологии и психоанализа. Клод Леви Стросс - Бриколаж

Леви Стросс

Бриколаж – одна из составляющих мифологического мышления, описанных Леви Строссом, которая представляет собой преобразовательный процесс объектов или символов, где участвуют не связанные вещи, причем используемые нестандартным, непривычным образом. Иначе можно еще сказать, что это решение проблемы подходящими сподручными средствами, которые есть в наличии.

Термин «бриколаж» происходит от французского глагола bricoler, который применяется к игре в мяч, в бильярд, к охоте и верховой езде, и связан с представлением о неожиданном, непредвиденном движении отскакивающего мяча, лошади, сходящей с прямой линии, чтобы обойти препятствие и т.п.

Леви Стросс, пытаясь воссоздать и описать специфические логические формы, характерные для менталитета людей традиционного общества, выделил три модели, одной из которых является бриколаж. Модель бриколажа – это модель свободного мыслительного процесса, который не подчинен строгому соответствию средств и цели.

Бриколаж связан со стремлением объяснить трудно разрешимые вещи через более разрешимое и понятное. Гете сказал однажды "Все, что я могу, я хочу делать играя...". То же мы можем сказать и о модели бриколажа. Исследователь-бриколер обладает гораздо большей степенью свободы, чем академический ученый, который в своих исследованиях опирается только на точные, проверенные данные, использует специальный инструмент для перепроверки. Бриколер может использовать любые данные из прошлого опыта, опираясь на свое понимание и интуицию. Ход его мысли определяется произвольной комбинацией образов-символов, с которыми он уже имел дело в прошлом.

Здесь уместно связать ментальную работу бриколера и ментальную работу, которую совершает психоаналитик в кабинете. Психоаналитик в своих исследованиях, также как и исследователь-бриколер, не следует четко установленным схемам и концептам. Опираясь на теоретический фундамент, он все-таки в большей мере следует за своей интуицией, прислушиваясь к несловесному и нелогическому – к своим фантазиям, ощущениям, чувствам, он действует без каких-либо четких границ и этапов. То, как мыслит психоаналитик в своем кабинете в определенной мере перекликается с тем, что Леви Стросс называет мифологическим мышлением.

В мифологическом мышлении Леви Стросс усмотрел интеллектуальный бриколаж, который предполагает возможность познавать мир с помощью образно-смысловых соответствий, предопределенных мифом. Бриколажные ходы и отскоки - это характеристика любого спонтанного действия, которую Леви Стросс расширяет, включая эту модель в схемы мифологического мышления.

Для психоанализа миф также, как и для древних людей – формообразующее понятие, это то, что структурирует психическую реальность, сама истина обнаруживается не в чем-то реальном, а в фантазмах пациента. Поэтому для психоанализа познание мира (в данном случае душевной жизни пациента) через миф, через образы и смыслы, которые создает пациент, образует фундаментальную основу.

Мышление с помощью метода бриколажа позволяет нам из обширного материала выстраивать логические умозаключения, определяющие поиск и движение нужных элементов из прошлого в настоящее, при этом используя имагинативные возможности мышления, т.е. воображение.

В психоаналитической практике мы можем наблюдать бриколажные ходы и отскоки – оговорки, нарушения сеттинга, резкие внезапные повороты тем, инсайты, внезапные паузы. Любое нарушение привычного ритма может помочь раскрыть нечто важное, случайно обнаружить следы истины в совсем неожиданных местах. Можно даже сказать, что для психоаналитика мыслительный бриколаж, скорее, правило, чем исключение.

Таким образом, мифологическая рефлексия выступает в качестве интеллектуальной формы бриколажа. Опираясь на модель бриколажа, человек в своем мышлении опирается не столько на теоретические предпосылки, концепты, сколько на опыт.

Леви-Стросс говорит о том, что для того чтобы сделать, внедрить и усовершенствовать до должного уровня изобретения нужно, чтобы в самой ментальности первобытного человека присутствовали элементы любознательности, склонности к экспериментальной деятельности, умение классифицировать и обрабатывать результаты этих экспериментов, просто элементарная тяга и получение удовольствия от мыслительной деятельности и творчества. Первобытное мышление не более простое и примитивное, это совсем иной способ мышления, отличный от европейского мышления Европейское мышление опирается на закон единой причины и следствия. А первобытное мышление (иначе сказать, мифологическое) может видеть много причин. Идея сверх детерминации – когда возможно много причин, различные вариации причин. Эта идея была близка еще Фрейду, который говорил о сверх детерминации любого симптома.

Таким образом, и в нас, современных людях есть эта потребность в мыслительном бриколаже, способном натолкнуть на решение задачи не в рамках систематизированного подхода, а найти решение здесь и сейчас, решение для конкретной задачи. Бриколаж – возможность для исследователя обходить противоречия, находить им творческие, креативные решения, но остающиеся при этом в рамках конкретной задачи, единичной ситуации. Бриколер – это импровизатор с богатым воображением, который создает новые объекты, смешивая старые, имеющиеся в его распоряжении. Бриколажные решения не становятся общей частью структуры, научного познания, их цель в другом. Этот аспект приближает умелые действия импровизатора-бриколера к полюсу искусства – в его опыте, как в драгоценной шкатулке, собрано много возможные вариантов и способов для решения сложных задач, не складывающихся при этом в систему научной логики, рационального познания.

Для психоаналитика важно понять, как мыслит другой человек. И это очень сложная задача, которая не может решаться на уровне научной логики, четко прописанных правил. Здесь, скорее, нам поможет модель бриколажа, т.к. в каждом индивидуальном случае мы имеем дело с чем-то уникальным и неповторимым, что невозможно уложить в какую-либо систему понятий. В этом смысле нам сложно определить границы: что есть психоанализ – наука или все-таки это определенный вид искусства?

Мы противопоставляем мифологическое мышление рациональному, научному мышлению. Психоаналитик также, как и творец мифа, оперирует образами, он имеет дело с тем, что является чувственным, конкретным, с повседневным опытом пациента. И в этом смысле психоанализ не чужд мифологическому мышлению, т.к. в центре внимания психоаналитического исследования находится аффективная жизнь, проблемы боли и страдания человека.


(0)
Комментарии